У меня родственница русская пенсионерка, да к тому же инвалид, живёт в западной Украине в г.

Пенсионеры в Украине – как живут одинокие старики

У меня родственница русская пенсионерка, да к тому же инвалид, живёт в западной Украине в г.

Украинские пенсионеры делятся на несколько типов: те, кто еще способен работать, и те, кто живет на одну пенсию; те, кому помогают дети, и те, кто «лишнюю» копейку отдает им, перебиваясь с хлеба на воду.

Отдельная категория — одинокие старики и без определенного места жительства. С каждым годом им становится все труднее не умереть если не от болезней, на лечение которых нет денег, так от голода после оплаты коммунальных услуг.

Самые отчаявшиеся сегодня стоят с протянутой рукой, но не буквально — делают вид, что продают мелочевку.

«Отдаем подпорченный товар, они и рады»

Сухонькая, маленькая, аккуратно одетая старушка, закутанная в пуховой платок, — постоянный посетитель киевского Житнего рынка. Бабушка, сидя на низком напольном железном ограждении у стеклянной витрины магазина, в протянутой руке держит флакончики. Рядом лежит ее деревянная палка.

Мутным взором старушка провожает всех входящих и выходящих с рынка. Мало кто интересуется ее товаром, многие проходят, не обращая внимания на бабушку. Но находились те, кто просто дает старушке деньги, — она быстро прячет их в карман пальто и благодарит, желая здоровья.

И так же выставляет руку с флакончиками, издали даже сложно понять — она просит подаяние или же что-то предлагает. Мария, так представилась 72-летняя пенсионерка, почти слепая, с трудом различает силуэты только одним глазом.

[attention type=yellow]

Всю жизнь женщина проработала дояркой в селе и получила минимальную пенсию. А сейчас и пенсию не получает.

[/attention]

«Горе у меня произошло. От рака умер 24-летний внук, которого мы два года лечили. Продали мой дом в селе, взяли огромный кредит в банке в 300 тысяч гривен, но внука не спасли.

Теперь вся моя пенсия и зарплата моей дочери с зятем уходит на оплату кредита плюс коммуналка, и на питание ничего не остается. Вот и хожу сюда — продаю марганцовку на 5 гривен дороже, чем купила. Однажды 10 штук продала и 50 гривен заработала.

А если никто не купит, мы без еды останемся, даже хлеб не смогу купить. Просить денег стыдно», — рассказывает «Вестям» пожилая женщина.

Мария продает марганцовку, чтобы выжить

Раньше, в селе, было большое хозяйство: свиньи, куры, огород. А сейчас, в городе, без подсобного хозяйства очень непросто.

«Хотела отравиться, напиться таблеток от повышенного давления, но в последний момент остановилась.

Во-первых, это грех, а, во-вторых, надо помочь дочери кредит выплатить, еще два года надо протянуть», — говорит Мария и с надеждой смотрит на проходящих мимо женщин и мужчин, а вдруг кто-то подбросит какую-то копейку.

Рынки, метро, переходы — не единственное место, где можно увидеть нуждающихся пожилых людей. «У нас на рынок, особенно в выходные дни, много стариков приходит продавать. Ну как продавать, по сути, милостыню просить.

Есть люди, которое это понимают, прицениваются, платят деньги, но товар не берут и уходят. Вот тут постоянно бабушка спички продает по 10 гривен, еще старушка ходит со свитером. Жалко их, мы им иногда подпорченный товар даром отдаем.

Они рады, некоторые уже подходят и спрашивают, нет ли чего для них», — рассказывает продавец овощами Светлана.

Очередь за едой

Впрочем, в городе у стариков появился шанс выжить. Сегодня их подкармливают различные благотворительные организации, церковные общины и просто люди, неравнодушные к проблемам стариков, которым нужно как-то выжить.

Одна из точек бесплатного питания расположена недалеко от Житнего рынка. К обеду, к 13:00, туда каждый день стекаются дедушки и бабушки с судочками, стеклянными баночками, пластиковыми коробочками из-под творога, бутылками и бумажными стаканами.

Занимают очередь, рассаживаются по скамейкам и ждут приезда кухни, разговаривая в основном о еде.

«Что сегодня будут давать, не слышали?» — интересуется старичок с седой бородой в меховой шубе, больше похожий на гнома из сказки.

  «Говорили, что будет суп и пицца», — отвечает всезнающая дородная женщина, которая из-за своего скандального характера считается здесь чуть ли не главной.

— «Вчера было хорошо, церковь привозила первое, второе и даже чай. Так тут такая толпа собралась, человек двести было».

[attention type=red]

Как признались старики, на обеды они приходят каждый день, если позволяет здоровье. Но даже если не очень здоровится, все равно стараются приехать, чтобы сэкономить на еде.

[/attention]

«Я уже два года езжу на бесплатные обеды на Подол с Лесного. Мне было бы ближе ехать на Дарницу, то там я могу кого-то встретить из знакомых, стыдно», — рассказывает 81-летняя киевлянка Светлана Константиновна.

“В следующем году будет еще труднее”. Кому отдали деньги из госбюжета

Как призналась женщина, у нее, проработавшей 65 лет (10 лет «севера») инженером, пенсия около трех тысяч. «Но я помогаю сыну-инвалиду, у него пенсия — 1400 гривен, я еще 1000 даю на лекарства, он не может работать. Потом оплачиваю коммуналку, и то, что остается, распределяю на месяц.

Но чтобы купить что-то, мне приходится походить по магазинам и рынку. Вот на прошлой неделе картошку брала по 5,50, а сегодня она уже 9,50–10 гривен, ищу, где дешевле. А на рынке вчера повезло, мне отдали пакет подмороженных мандаринов, так я их дома почистила, проварила и выжала сок.

Такая вкуснота получилась», — делится Светлана Константиновна.

https://www.youtube.com/watch?v=JmeiwVWDsEM

Еле сводит концы с концами коренной киевлянин Петр Васильевич, которому дочь и внуки не могут помочь. Старику приходится во многом себе отказывать, так как субсидию им не дают — в его двухкомнатной квартире прописаны шесть человек, а живут дочь и трое внуков.

О том, что 74-летний старик едва выживает, можно судить и по тому, что у него нет зимней куртки. В мороз он ходит в легкой коттоновой куртке с логотипом одного из ЖК. Его худая и длинная фигура сгорблена от ветра, в руках замызганный мешок для стройматериалов. «Разве это жизнь, когда нечего даже поесть, это выживание.

Я, инженер-текстильщик, на мусорке сегодня собираю банки и бумагу», — объясняет со слезами на глазах пенсионер.

За бесплатной едой на Подоле пенсионеры стоят в очереди

Тут неожиданно на аллею к одной из скамеек подошли с пакетами два парня восточной внешности, и бабушки замерли в ожидании, с интересом разглядывая парочку. Молодые люди водрузили на скамейку пакеты. «Подходите! Берите! Угощайтесь! Это вам!» — произнес один из них на ломаном русском.

Старики, как голуби, тут же слетелись на зов и буквально выхватывали из рук парней упакованный в судочки еще горячий плов. Хватило двум десяткам пенсионеров, которые благодарили парней так, словно они спасли им жизнь.

Два старика не успели, но парни вместо плова предложили им две еще горячие самсы, которые явно предназначались им самим на завтрак.

«Вы откуда?» — поинтересовалась я, пока некоторые пенсионеры, достав из карманов вилки, уминали горячий плов. «Из Узбекистана», — ответил парень. «Вы из какого-то ресторана?» — допытываю неразговорчивых молодых людей. «Нет. Мы просто так. От себя. Дома готовим. Мы слышали, что тут стариков кормят, и решили помочь. Нам несложно», — ответили парни и поспешили уйти, не представившись. 

В это время на аллее возле деревянного домика с надписью «Обед без бед» собралось человек пятьдесят. На часах уже был второй час. Заветную дверь в деревянную избушку открыли волонтеры, и все засуетились в поисках крепкого и здорового среди собравшихся, способного донести огромный бидон.

[attention type=green]

После десяти минут приготовлений волонтеры стали раздавать обед: суп и пиццу, а также яблоки, печенье и молоко. Старики по очереди подходили к окошку, получали обед и отходили, а самые нетерпеливые мужчины тут же жадно хлебали еще горячий суп. Кто-то ждал, когда можно будет подойти за добавкой.

[/attention]

«Я тут постоянно ем, обитаю в приюте на Суздальской. Но там можно только переночевать, а целый день надо где-то пробыть.

Из моей пенсии в 1400 гривен я по 10 гривен плачу за каждую ночь, а на оставшееся не разгуляешься», — говорит 62-летний пенсионер Василий, в прошлом, как он уверяет, руководитель сети кинотеатров.

Как рассказал Василий, после развода с женой он оставил ей все имущество и приехал в Киев. В Чернигове, откуда родом, он бы не выжил. А в столице, по его словам, есть возможность раз в день поесть.

Прежде всего благодаря программе «Обед без бед», которую организовывает благотворительный фонд «Жизнелюб». «У нас десять домиков по всему Киеву, где кормят обедами стариков и инвалидов. И каждая точка в день обслуживает по 100–150 человек.

Так как не все могут прийти за обедом, мы привозим еще и на дом», — поясняет «Вестям» проектный менеджер Антонина Зубкова.

По ее словам, у них жесткие правила — обеды дают только по предъявлению пенсионного удостоверения и отказывают пьяным. Но такие редко приходят. «Мы всех своих стариков за эти годы уже в лицо знаем. Помогаем не только едой.

Вот сегодня их кормят по очереди три сети ресторанов: «Мафия», «Пузата хата» и «Хинкальня», а наши волонтеры покупают от себя печенье, конфетки, фрукты. По просьбе приобретаем необходимые лекарственные препараты, если они не очень дорогие.

Вот раздавали зимнюю обувь б/у, собираемся раздавать зимнюю одежду», — перечисляет Антонина Зубкова. 

[attention type=yellow]

Пока мы разговариваем, волонтеры уже успевают накормить всех желающих и предлагают взять добавку — суп остался. Ту же выстроилась очередь из еще двадцати желающих, но на всех, увы, не хватило. «Дедушки и бабушки иногда берут по две порции, чтобы на следующий день не идти: кому-то тяжело, ноги болят», — объясняет волонтер, раздавая оставшееся печенье, за которым тянется море рук.

[/attention]

Увеличение прожиточного минимума – как изменятся пособия, алименты и пенсии

Но старики и после этого не торопятся расходиться, с надеждой смотрят на домик, вдруг еще что-то предложат. И почти каждый подходит и интересуется, когда же будут записывать на новогодние наборы.

«Мы назвали эту акцию «Собери оливье жизнелюбу».

Вот сейчас собираем деньги, на которые купим колбасу, горошек, мандарины и прочее на новогодний стол на 180 гривен и раздадим перед Новым годом», — отмечает проектный менеджер. 

Через несколько минут аллея опустела. Бабушки и дедушки разбрелись кто куда до завтра. Потому что завтра они снова придут сюда за порцией супа или каши, если им позволит здоровье.

Многие стесняются

Время от времени в Украине проходят акции «Купи бабушке», «Купи продукты пенсионеру». Волонтеры и просто неравнодушные оплачивают на кассе покупки старикам или покупают им то, на что не хватает денег. К примеру, недавно такая акция прошла в столичных супермаркетах, но, увы, она охватила далеко не всех пенсионеров.

«Раз в квартал мы проводим флешмоб «Let’s Help! Бабушка». Волонтеры разъезжаются по супермаркетам и оплачивают покупки в размере 200–300 гривен на чек. Но наша задача не купить проднабор, а привлечь внимание граждан к проблемам пенсионеров и помогать им.

В любом магазине можно увидеть человека, которому нужно помочь, кому можно предложить помощь в оплате продуктов», — подчеркивает операционный директор фонда Оксана Даутова.

Да, отмечает волонтер, некоторые отказываются, и их приходится уговаривать принять помощь. Многие стесняются своего положения. И благотворительные фонды, по мнению волонтеров, не могут решить глобальную проблему стариков, а лишь оказывают им пассивную помощь.

Вряд ли она решится и в следующем году, несмотря на то, что Кабмин планирует повышать пенсии в три этапа. Первый — в январе: украинским военным и милиционерам-полицейским.

Учитывая, что им  за последние несколько лет значительно увеличили зарплаты, Кабмин принял решение пересчитать и пенсии: чем старше пенсионер, тем больше устарела его зарплата и тем выше будет прибавка.

В марте всем украинцам пересчитают выплаты по формуле (по примеру того, как это было в октябре 2017-го). Учитывать будут обновленный показатель зарплаты (его повысят на половину инфляции и половину от роста заработных плат).

Кроме того, в следующем году ожидается два этапа индексации минимальных пенсий. В результате ее размер увеличится с 1497 до 1638 грн. В июле — с 1497 до 1564 грн, а в декабре — с 1564 до 1638 грн.

В этом же декабря украинским пенсионерам повысили минимальную пенсию по возрасту на 45 грн — с 1452 до 1497 грн. На эту же сумму увеличился прожиточный минимум для лиц, утративших трудоспособность.

Но на деле не всем привалило такое счастье. «Да, обещали поднять пенсию на 45 гривен, а мне подняли только на десять.

Ну теперь заживу по-человечески», — иронизирует 70-летняя пенсионерка, которую мы встретили в очереди за бесплатным обедом.

Повышение пенсий на 62 гривны – правильно или нет? Ваше мнение

Как подорожали основные продукты

Как признались старики, стоявшие за бесплатным обедом, они могли бы отказаться от благотворительной помощи, если бы им дали нормальную пенсию — 4 тыс. грн и не повышали цены на продукты, лекарства и коммуналку.

В Ассоциации поставщиков торговых сетей подсчитали, что за последние десять месяцев, с января по октябрь 2018 года, покупательная способность украинских пенсионеров снизилась, несмотря на то, что размер пенсии, по данным Пенсионного фонда, вырос на 4% за девять месяцев — с 2479 грн до 2577 грн.

Поскольку многие люди пенсионного возраста получают субсидию, то большую часть денег они тратят на еду и лекарства. Поэтому покупательная способность в социальных продуктах определяет их существования. За десять месяцев текущего года покупательная способность снизилась на главные продукты пенсионера.

  • Батон (500 г): в январе можно было на среднюю пенсию приобрести 237 буханок батона, в октябре — 215 буханок.
  • Хлеб пшеничный из муки первого сорта (1 кг): в январе средней пенсии было достаточно на 172 кг, в октябре — только 155 кг.
  • Макароны украинские (1 кг): в январе можно было купить 166 кг на пенсию, в октябре — только 155 кг.
  • Мука пшеничная (1 кг): в январе — 260 кг, в октябре — 232 кг.
  • Картофель (1 кг): только этот овощ принес немного позитива. В январе — 385 кг, в октябре — 395 кг. Впрочем, в ноябре цена на картофель резко пошла вверх и уже достигла начала года.

Источник: https://vesti.ua/strana/316631-ja-inzhener-na-musornike-sejchas-sobiraju-banki-i-bumahu-kak-v-ukraine-vyzhivajut-pensionery

Пенсионерка-инвалид рассказала том, как без обеих рук добилась мечты

У меня родственница русская пенсионерка, да к тому же инвалид, живёт в западной Украине в г.

Глядя на Надежду Тушину, трудно поверить, что ей 67 и она инвалид 1-й группы.

Тяжелая болезнь практически лишила 9-летнюю Надю обеих рук, но она их не опустила: сама создала свою судьбу, свою семью, достигла всего, о чем мечтала.

Учитель с 40-летним стажем, мать двоих взрослых детей и бабушка двух внучек Надежда Тушина в своей книге “Жизнь без рук” дает такой заряд оптимизма, что здоровым просто стыдно жаловаться на судьбу.

В основу книги лег дневник Надежды Степановны, на долгие годы ставший ее личным психотерапевтом. Первые записи в нем Надя сделала в 12 лет, находясь на лечении в санатории в Пятигорске.

До болезни она была правшой, но после полиомиелита, превратившего руки в безжизненные плети, чуть-чуть двигалась только левая.

Чтобы писать, приходилось зубами за рукав поднимать непослушную руку на стол, просить кого-нибудь вложить в искривленную кисть перо и закрепить бинтом.

Программа максимум

Сообществу инвалидов нужна поддержка властей

“Читаю книгу Островского “Как закалялась сталь”, где он пишет: “Самое дорогое у человека – это жизнь.

И прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы”. Смогу ли я так прожить свою жизнь?” – спрашивает Надя себя в одной из первых дневниковых записей.

Сегодня, по прошествии более полувека, она может с уверенностью сказать, что смогла.

В 16 лет главной мечтой было окончить школу-интернат и поступить в институт, чтобы получить профессию и стать независимой. В семье, где росли еще трое здоровых детей, Надиной болезни стеснялись.

Мать поставила на дочери-инвалиде крест, не веря, что она когда-нибудь сможет жить полноценной жизнью. Потому Надя стремилась вырваться из родительского дома, где чувствовала себя ненужной обузой.

В дневнике свое душевное состояние она передала стихами:

Я сердцем чувствую и знаю,

Что через все преграды

и сомнения,

К заветной цели все же дошагаю,

И счастье вновь отпразднует

рожденье.

И эта вера силы прибавляет,

Ведь я дорогой правильной шагаю.

Сама себе я тихо повторяю:

“Пусть нелегко, но я

не отступаю!”

Тогда же написала себе 26-летней письмо, в котором изложила программу максимум: стать учителем, выйти замуж, родить детей.

[attention type=red]

Для обычного человека – стандартный жизненный цикл, но Наде, чтобы достичь этих простых человеческих целей, каждый день приходилось преодолевать боль, унижение, непонимание близких.

[/attention]

Через 10 лет, открыв письмо из прошлого, сама удивилась, что все сбылось: она работает в вечерней школе учителем истории, у нее любящий муж, 4-летний сын и полуторагодовалая дочка.

Секрет семейного благополучия

Инвалид-колясочник провез флаг Победы через всю страну

Надежда Степановна, что считаете своим главным достижением в жизни?

– Для любой женщины главное – создать и сохранить семью. Можно несколько институтов окончить, иметь прекрасную работу, но семья на первом месте.

Конечно, каждому из нас присущи какие-то слабости, пороки, но в силу своих ограниченных физических возможностей я вынуждена была постоянно искать пути выхода из семейных кризисов, укреплять отношения и прежде всего работать над собой. Когда случались конфликты в семье, поначалу злилась, обвиняла мужа.

Но потом, успокоившись, понимала, что сама виновата, и искала пути примирения. Вообще жить дружно и счастливо в семье – это большое искусство, жаль, в школе этому не учат.

У вас были сложные отношения с матерью. Сейчас, по прошествии многих лет, как оцениваете ее роль в вашей судьбе?

– В те годы в обществе было нетерпимое отношение к инвалидам, и мама очень стеснялась меня. Она даже в больнице извинялась: “У меня трое детей здоровых, вот только с этой случилось несчастье”.

Но зато потом была поражена, что я сама все умею делать: ногами мыть пол, стирать и даже гладить. У меня нет обиды на маму.

Наверное, даже хорошо, что меня обошла страстная материнская любовь, иначе я бы не добилась всего того, о чем мечтала.

Все в своих руках

– Изменилось ли сегодня отношение к инвалидам?

– В 50-70-е годы принято было считать, что инвалидов у нас в стране нет. Даже на празднование Дня Победы не приглашали ветеранов-инвалидов. Потому никаких привилегий ни у меня, ни у других инвалидов не было.

Наоборот – надо было постоянно доказывать свое право работать, иметь детей. Сейчас общество повернулось к нам лицом. И это не только пандусы и другие удобные мелочи.

Главное, мы ощущаем себя полноценными членами этого общества, без стеснения ходим на массовые мероприятия, спокойно общаемся со здоровыми людьми. Я это знаю не понаслышке, потому что постоянно вожу группы людей с ограниченными возможностями в театры, на концерты, в музеи.

Нам всегда льготные билеты. Вижу на улице не известного мне инвалида – обязательно познакомлюсь, расспрошу о жизни. Каждый месяц у нас по 10-12 выходов “в свет”, которые нужно организовать.

А почему решили написать книгу о своей судьбе?

Бездомный слепой подросток-сирота получил квартиру

– В коллективах, где я работала, многие удивлялись, как я без рук преподаю, да еще двух детей воспитываю. В шутку говорили: “Да ты уникум, про тебя книгу написать надо”.

[attention type=green]

Я не воспринимала это всерьез, пока главный редактор газеты “Шаг из круга” Алтайской краевой организации Всероссийского общества инвалидов Людмила Олейник меня не уговорила. На пенсии села за книгу, хотя очень не хотелось ворошить воспоминания. За помощью часто обращалась к нашему алтайскому писателю Владимиру Коржову.

[/attention]

Ценный совет дал главный редактор литературного фонда “Август” Валерий Тихонов: “Вспомни старые советские фильмы, когда за 1,5 часа показана вся жизнь. Так пиши: коротко, но емко, а главное с оптимизмом”. Еще до выхода книги отрывки из нее печатали в газете “Шаг из круга”, было очень много отзывов, люди ждали продолжения.

“Я, человек здоровый, часто жаловалась на жизненные трудности. Но теперь мне стыдно это делать”, – написала мне одна из читательниц. Я хочу, чтобы люди поняли, что счастье в их собственных руках.

Рецепт счастья от Надежды Тушиной

Для меня счастье – это каждый день: я открываю глаза, вижу этот мир – уже счастье. Встаю на свои ноги, а уж если что-то смогу сделать своими руками – я вообще счастливый человек. Счастье нужно искать прежде всего в себе.

мнение

Из рецензии на книгу “Жизнь без рук” члена Союза писателей России Владимира Коржова: “Я надеюсь, что эта книга-исповедь словно путеводный компас поможет людям с ограниченными возможностями по-новому взглянуть на окружающий мир и, сделав шаг из круга, выйти из хандры и депрессии, чтобы, как героиня повести, победив все невзгоды, обрести свою полноценность и быть не балластом, а человеком, нужным обществу”.

Надежда Степановна с мужем. Из личного архива Надежды Тушиной

Источник: https://rg.ru/2016/02/24/pensionerka-invalid-rasskazala-tom-kak-bez-obeih-ruk-dobilas-mechty.html

Храм и «бесплатный магазин». Как воронежская пенсионерка-инвалид помогает родному поселку

У меня родственница русская пенсионерка, да к тому же инвалид, живёт в западной Украине в г.

Восьмидесятилетняя Тамара Борзых возглавляет в своем поселке Воля ячейку общества инвалидов (по ее словам, в ней около 1,5 тыс. человек), создала ТОС и руководит «бесплатным магазином» вещей. Ее активной жизни не мешает третья группа инвалидности.

Травма

Тамара Борзых родилась в Горьковской области в 1940 году. Ее отец пропал без вести в Великую Отечественную войну, мать снова вышла замуж, и отчим перевез семью на Кубань. 

Тамара Борзых училась в Луганске, вышла за военного летчика. В 1984 году супруги поселились в Воронеже.

– В 1989 году муж умер, и я продала машину и купила домик в Синицыно (часть поселка Воля Новоусманского района. – Прим. РИА «Воронеж») – сначала в качестве дачи, а потом и вовсе осела тут.

Инвалидность Тамара Борзых получила из-за несчастного случая в молодости:

– Я училась тогда на третьем курсе, нас отправляли работать в колхоз. Вечером пошла на остановку, чтобы вернуться в город, и вдруг на меня налетел мотоцикл. За рулем сидел мой преподаватель, совсем еще молодой, сам после института. С ним ехала другая девчонка, с первого курса.

Помню, как она перелетела через него и упала на асфальт. А я упала из-за того, что педалью мотоцикла мне зацепило ногу. Так мы и лежали все в ряд, когда к нам подбежали другие ребята. У меня был открытый перелом, но я это не сразу поняла и попыталась встать.

Из-за этого, возможно, произошло смещение.

Нога зажила за год, и много лет травма не давала о себе знать. Но в пожилом возрасте у женщины стало болеть колено, и сейчас нога практически не сгибается.

Пожертвование на храм

Когда Тамара Геннадьевна поселилась в Воле, здесь не было храма. В 2000-м пенсионерка озаботилась этим вопросом. Она оформила документы на приход, поучаствовала в составлении его устава.

Прихожане вместе выбрали подходящий участок для храма в центре поселка и всем миром стали строить церковь. Пока храма не было, богослужения проходили в одном из домов.

Теперь это здание церковно-приходской школы.

– Этот дом завещала церкви одна бабушка, – пояснила Тамара Борзых. – У нее не было семьи, всю жизнь она посвятила вере. Какое-то время она жила у меня, но тогда в моем доме еще не было газа, и ей было тут холодно. Однажды в электричке она познакомилась с верующим мужчиной из Новой Усмани, и он позвал ее жить в свой дом, который тогда пустовал.

Пока возводили храм, Тамара Борзых продала свой дом и купила другой, поменьше, но зато рядом с церковью. Разницу между продажей и покупкой домов она пожертвовала на строительство церкви.

В 2005 году Тамара Борзых получила архиерейскую грамоту за труды во славу православной церкви.

Ходила по домам с газетой

Строительство храма – далеко не единственное, о чем хлопотала пенсионерка. Она часто ходила на приемы в администрации сельского поселения и района: то просила о строительстве дороги, то добивалась, чтобы поставили остановочный павильон.

– В поселке всегда много вопросов, которые нужно решить, и не все может охватить глава поселения, жителям самим нужно активно участвовать в общественной жизни, – рассудила женщина. – Поэтому несколько лет назад мы с соседом Андреем Зелепукиным создали ТОС.

Началось с того, что нужно было огородить кладбище. Тут играют дети, их мячи нередко летели в сторону могил – так оставлять было нельзя. Тогда еще про ТОСы мало кто знал, и людям нужно было объяснять, что это такое.

Я взяла для убедительности номер районной газеты со статьей об общественной деятельности и пошла по домам. Конечно, все реагировали по-разному: кто-то возмущался и говорил, что не будет сдавать деньги, а кто-то просил построить детскую площадку именно рядом со своим домом.

[attention type=yellow]

В итоге многие вступили в ТОС, нам удалось взять грант и построить хороший забор, которым все остались довольны.

[/attention]

Руководя местной ячейкой общества инвалидов, Тамара Борзых помогает и с распределением путевок в санаторий, и с закупкой памперсов лежачим больным, и с заказом ходунков.

– Бывает, что даже просто поговорить нужно. Одну невестка обижает, другой дочка внимания не уделяет. Они мне выговорятся, пожалуются. Я не могу, конечно, принудить их детей хорошо к ним относиться, но могу побеседовать, – рассказала Тамара Геннадьевна.

«Забирают вещи и уходят счастливые»

Три года назад Тамара Борзых узнала, что в приюте «Покров» в Отрадном проблема с осенней обувью для детей. Пенсионерка дала в своем поселке объявление.

– Мои односельчане откликнулись и стали приносить вещи мне, – рассказала женщина. – Я выбрала подходящие обувь и одежду и отвезла в приют, а часть вещей осталась. И люди продолжили мне их нести.

В доме одеждой был завален весь зал, поэтому я стала просить у администрации поселения помещение для этих вещей.

И вот полтора года назад наше поселковое ЖКХ предоставило пустующую бытовку, где я открыла «бесплатный магазин».

В «магазин» (его люди прозвали «У Тамары») пенсионерка принимает вещи, которые сохранились в хорошем состоянии, а затем отдает желающим. Чаще всего приносят детские вещи, и именно их обычно сразу же разбирают. Еще быстрее берут игрушки: огромных медведей, самокаты, велосипеды. Приносят и дубленки, и обувь.

– Я не ожидала даже, что эти вещи будут так охотно разбирать, – призналась Тамара Борзых. – Люди говорят, что берут одежду, чтобы носить ее дома. Мужчины часто спрашивают про спортивные брюки, куртки, чтобы в них работать.

Однажды молодой парень принес свой свадебный костюм, и тут же его забрал пожилой пенсионер! На прошлой неделе в Волю приезжала к родственникам женщина из Липецкой области и набрала с собой несколько мешков этих вещей.

Я потом узнала, что она все очень быстро раздала своим соседям.

Тамара Геннадьевна знает всех своих постоянных посетителей, помнит, у кого какой размер одежды, и сразу откладывает подходящие для них вещи.

Пенсионерка сетует: помещение очень тесное, а еще трудно найти сменщицу, поскольку никто больше не хочет работать бесплатно.

– А мне от этого занятия и не нужно выгоды никакой, – заметила Тамара Геннадьевна. – Я получаю моральное удовлетворение, когда односельчане находят здесь что-то подходящее для себя, забирают и уходят счастливые.

Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://riavrn.ru/districts/novousmansky/khram-i-besplatnyy-magazin-kak-voronezhskaya-pensionerka-invalid-pomogaet-rodnomu-poselku/

Все о ваших правах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: