Сыну Ярославу 11 лет. С одноклассником Данилой на уроке физ.

Содержание
  1. В классе с агрессором. что делать, если одноклассник ребенка
  2. Когда не знаешь, чего ожидать
  3. По ту сторону баррикад
  4. Забудьте о «правиле школьного двора», но дайте сдачу
  5. Как донести проблему до директора
  6. «Моего сына выгнали из трех школ», — Настя Мельниченко об учебе и лечении ребенка с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью
  7. О поведении сына
  8. Путь к выявлению СДВГ
  9. «Невидимая неполноценность» детей с СДВГ и отношение социума
  10. Обучение в школе при СДВГ
  11. О лечении детей с СДВГ
  12. О психотерапии 
  13. О результатах терапии 
  14. Что дает медикаментозное лечение
  15. Как ребенок с СДВГ к себе относится
  16. Будущее с СДВГ
  17. Кто виноват, еслиребёнок пришёл из школыс синякамии переломами
  18. Кто несёт ответственность
  19. Что должен делать родитель
  20. Что должен сделать учитель
  21. Что должен делать медицинский работник
  22. Что должен делать сотрудник полиции
  23. Если дети подрались
  24. На что может претендовать пострадавший
  25. Как помочь ребенку наладить взаимоотношения с одноклассниками – Психологос
  26. Как помочь своему ребенку наладить взаимоотношения в классе
  27. Внимание!
  28. Что делать, если ребенка отвергают
  29. Как помочь ребенку в выборе друзей​​​​​​​
  30. Ребенок-изгой в классе (советы учителям и родителям)

В классе с агрессором. что делать, если одноклассник ребенка

Сыну Ярославу 11 лет. С одноклассником Данилой на уроке физ.

В самой обычной школе может учиться совсем не обычный ребёнок. Это одноклассник ребенка. Вашего ребенка.

Он здоров, может, умён, но он не просто мешает учиться детям, он угрожает, плюётся, он совсем не похож на других.

Такие дети далеко не всегда учатся в коррекционных классах, они могут оказаться за одной партой с любым. Лайф — о том, как можно справиться с малолетним агрессором легально и «по-детски».

Мишу не принимали за «своего». Ребята называли его «противным» и не звали играть. Мальчик гулял на переменках один, вдали от шумных забав одноклассников.

Начиная со второго класса Миша изменился. Сначала учителя обратили внимание на то, что ребёнок в 8 лет заинтересовался нацистской тематикой.

В гардеробе ученика появился галстук с фашистской символикой, а парта начала пестрить свастикой. Одновременно Миша стал срывать уроки. Во время занятий он доставал еду и начинал есть, иногда безмятежно засыпал.

В итоге одноклассники отвлекались от объяснений учителя, шумели и пытались подражать.

[attention type=yellow]

Однако этого Мише показалось мало, и он как-то раз решил разбавить уроки очередным «творчеством». Мальчик встал на парту и начал танцевать стриптиз, пока поражённая учительница не остановила его. Конечно, внимания одноклассников было предостаточно. Но, видимо, не совсем.

[/attention]

Постепенно учебный процесс стал чередоваться с драками. Во время занятий Миша мог броситься с кулаками на своего обидчика, реагируя таким образом на любую шутку. Дня не проходило без боёв. Учителю приходилось останавливать урок и разнимать драчунов.

К третьему классу это становилось уже не так легко. Из-за природной агрессии, взрывных мышц в драке Мишу никто в его возрасте не мог обойти, а взрослому человеку порой было тяжело оттащить мальчика в сторону.

При этом ученик после драки мог не реагировать на своё имя и закатывать глаза.

Во втором классе, после бесчисленных приглашений в школу и жалоб на поведение сына, мама Миши принесла медицинскую справку. Согласно документам, ребёнок признавался психически здоровым, только гиперактивным. Рекомендация от врачей была лишь одна: давать ребёнку 1 день на учебной неделе как выходной.

С третьего класса агрессивное поведение Миши стало набирать обороты, несмотря на то что мальчик хорошо учится, а в школе проводит большую часть времени. Мама работает допоздна, а брат учится в институте.

— Я боюсь, что мой ребёнок учится рядом с таким мальчиком. Он сказал моему сыну, что принесёт вилку и заколет его, — с волнением рассказывает мама одноклассника. — Бывает, пишет на школьной доске имя кого-то из одноклассников и рядом угрозу: «Убью».

Все родители сильно обеспокоены за безопасность своих детей.

— Мы собирали подписи, чтобы мальчика убрали из нашего класса. Но на родительском собрании сказали, что школа не имеет права исключить ребёнка из школы, пока родители сами его не переведут, — рассказывает мама одноклассника грозного Миши.

— На собрании нам пообещали, что на занятиях будет присутствовать школьный психолог. Но сын говорит, что так никто и не приходил. Лишь пару раз на урок наведывался инспектор по делам несовершеннолетних.

Ребята рассказывали, что чиновник в общих фразах объяснил, что драться плохо и нельзя срывать уроки.

Когда не знаешь, чего ожидать

— Вместе с моим сыном учится не самый приятный мальчик — Илья. С первого класса он является главным зачинщиком драк. Девочкам достаётся не меньше — то жевательную резинку к волосам приклеит, то толкнёт изо всех сил.

У кого длинные косички — привязывает незаметно к стулу, девочки не замечают, вскакивают, а из глаз искры летят от боли, — рассказывает мама третьеклассницы Алины. — Родители грубияна защищают, говорят, что другие дети провоцируют на драки.

Он у них «талантливый, занимается рисованием и изучает английский язык».

На родительских собраниях «гвоздём программы» всегда был Илья, но и у него было алиби — справка. Тем не менее «адекватный» третьеклассник со временем дошёл до того, что принёс в столовую тарелку с человеческими фекалиями.

— Мой сын очень впечатлительный, — говорит мать одноклассника Ильи. — Его чуть не стошнило тогда. Он чувствует себя беззащитным, переживает, что хулиган может его обидеть, «запачкать».

По ту сторону баррикад

— Мой брат Дима — очень неуравновешенный ребёнок. Чтобы вывести его из спокойного состояния, достаточно всего ничего. Особенно остро он реагирует, если на него повышают голос: когда учительница ругается на него, он может заорать: «Не кричи на меня!» и выбежать из класса. Срывает урок и не соглашается вернуться обратно, — рассказывает Мария, сестра «узаконенного» агрессора.

— С одноклассниками мальчик общается мало, страдает лишним весом — за это ему также достаётся от ребят. Дима постоянно погружён в «свой мир»: рассказывает в школе (да и дома) истории, которые якобы произошли с ним или с его «другом», которого он всё время затрудняется назвать, — делится Мария.

Дома Диму описывают как доброго, общительного, сообразительного ребёнка — но лишь в том случае, если с ним обращаться ласково. При любой агрессии мальчик словно перестаёт себя контролировать, слышать и понимать что-либо.

Сейчас Дима учится в пятом классе, ему 10 лет. В раннем детстве он много болел и, разумеется, был окружён вниманием. А потом в его жизни появился младший братишка — и мир мальчика изменился. Казалось, что про него все будто забыли, стали чаще кричать, наказывать.

— Ничего не имею против наказаний за проступки, но для него это был удар, он-то считал, что он всегда прав и всегда любимый. Мне больно думать обо всём этом, жаль братишку. В том, какой он, виновата семья. И нам это исправлять, — признаётся его сестра.

Забудьте о «правиле школьного двора», но дайте сдачу

Эксперты единодушны во мнении, что дети с асоциальным поведением действительно могут быть опасными, а то, что происходит в школе, — первые шаги к реальной агрессии в обществе.

— По справкам, такие ребята психически здоровы, но в силу того, что они ещё дети, их эмоции опережают сознание. Поэтому они могут привести свои угрозы в действие. Дети ещё не знают цену жизни. У них всё в игровом формате.

Тем более современные ребята воспитаны в виртуальном мире, на основе компьютерных игр. Есть вид интеллекта умственный, есть эмоциональный — в частности, умение сопереживать.

И последний недоразвит не только у детей, — говорит психолог Наталья Варская.

По её словам, агрессивное поведение начинает развиваться у детей ближе к третьему классу.

— Первые два класса это некий период адаптации. Ребёнок недавно покинул семейное гнездо и пошёл в школу.

[attention type=red]

Потом он осваивается, и часто поведение оставляет желать лучшего, так как контролировать себя его ещё не научили родители, — сказала Варская.

[/attention]

— Если поведение реально социально опасно, то одноклассники не должны страдать от поведения маленького агрессора. Родители такого ребёнка должны перевести своё чадо на домашнее обучение и доводить воспитание до ума.

Как пояснила Варская, вопреки «хорошим справкам», родители одноклассников агрессора могут найти управу на грубияна.

— Сейчас в каждой современной школе установлены видеокамеры. На родительском собрании видеосъёмка может оказаться фактическим доказательством асоциального поведения драчуна. Таким образом родительский комитет может настоять на том, чтобы баламута перевели в другой класс или на домашнее обучение. Как говорится, свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого.

В то же время психолог обратила внимание, что нужно учить детей рассказывать родителям о фактах в школе, которые мешают им учиться или жить.

Ребята должны отстаивать свои права. Рассказывать взрослым о притеснениях — это не значит ябедничать или предавать.

Предать можно Родину или друга, а донести до преподавателей и близких о том, что кто-то не даёт возможности спокойно учиться в школе, подавляет физически и психологически, — это абсолютное право каждого, — советует Варская. — Однако стоит ли учить своего ребёнка давать сдачи — спорный вопрос.

Получается, мы говорим человеку на агрессию отвечать агрессией. Ребёнок может не рассчитать силы и так физически ответить на провокацию, что последствия могут быть очень печальными для всех.

Руководитель Центра экстренной психологической помощи Михаил Виноградов в свою очередь заявил, что в детских вопросах корни проблем необходимо искать в семье.

— Вполне возможно, что ребёнок наблюдает агрессивную модель отношений среди близких. Конечно, у взрослых такое поведение проявляется более деликатно, но ребята всё воспринимают наивно и буквально, по-детски. Они видят саму модель поведения и копируют её в своём мире.

При этом Виноградов говорит, что сдачу давать, хоть и не очень сильную, но стоит.

— Агрессору нужно противопоставлять силу, надо уметь дать сдачи. Если мальчик плюнул, девочка вполне может себе позволить отвесить ему пару пощёчин. Второй раз он уже задумается, стоит ли с ней связываться, — говорит психиатр.

— Дети с асоциальным поведением — это недолюбленные, лишённые родительского внимания ребята.

Почему они выбирают грязные способы привлечь к себе внимание? У каждого в зависимости от характера и восприятия мира, от ситуации в семье свои способы вымещать свою злобу.

Как донести проблему до директора

— В случаях, когда речь идёт о жалобах на агрессивное поведение одного из детей в классе, есть определённый алгоритм действий, — объясняет директор одной из столичных школ.

— Для начала необходимо обратиться непосредственно к классному руководителю.

— Затем родители учеников пишут заявление на имя директора школы. Это стандартный текст: «Просим вас принять меры в отношении ученика такого-то класса, т.к. ребёнок мешает образовательному процессу наших детей». Это заявление — сигнал для директора школы, что в его ведомстве серьёзные неполадки. С этого момента должен запуститься целый механизм.

Далее к проблеме подключается школьный психолог-педагог. Работа этого специалиста с учеником требует письменного согласия родителей ребёнка. Подобная форма заявления есть в каждой школе. Затем с агрессором работает социальный педагог школы.

— Работа не ограничивается лишь индивидуальными занятиями с зачинщиком беспорядков. Специалисты работают и с теми детьми, с которыми у героя каждой истории сложились особые отношения и конфликты.

Чтобы создать общую картину и понять причины агрессивного поведения, педагоги отслеживают, как складывается ситуация в классе, наблюдают за общением одноклассников.

На этом этапе параллельно педагог-психолог, классный руководитель и социальный педагог общаются с родителями ребёнка, чтобы прояснить домашнюю обстановку, — рассказывает руководитель школы.

— Если все перечисленные меры не изменили ситуации, то одноклассник ребенка выводится на психолого-медико-педагогический консилиум школы (ПМПК).

[attention type=green]

Он состоит из директора, завуча, педагога-психолога, медицинского работника, социального работника, учителей, руководителей школьных методических объединений (ШМО). На консилиуме решается вопрос о дальнейшей стратегии поведения с трудным учеником.

[/attention]

Если все предыдущие мероприятия проводились в достаточном объёме и качестве, но так и не изменили ситуации, консилиум вправе направить ребёнка в центр реабилитации детей.

Каждый случай — это отдельная история со своими особенностями и моментами.

— Перевод ребёнка в другой класс — это не решение проблемы, так как ситуация часто повторяется.

Но нужно понимать, что часто необходима работа не только с проблемным учеником, но и с его родителями, так как зачастую все проблемы идут из семьи, — говорит директор.

— Отчислить же ребёнка из школы можно лишь по решению районной ПМПК либо по заявлению родителей ребёнка. Комиссия на уровне района имеет право определить ребёнку другой образовательный маршрут.

Источник: http://thejizn.com/2016/11/02/odnoklassnik-psih/

«Моего сына выгнали из трех школ», — Настя Мельниченко об учебе и лечении ребенка с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью

Сыну Ярославу 11 лет. С одноклассником Данилой на уроке физ.

Настя Мельниченко — глава общественной организации STUDENA, писательница, активистка, феминистка и мама двоих сыновей. Старшего из них, Ярослава, за 11 лет выгнали из трех школ, всех кружков и лагерей, где он бывал. Все из-за проблемного поведения, с которым сложно справиться даже родителям.

О причинах такого поведения, пути к постановке диагноза, а также о том, с чем сталкиваются родители, Настя рассказала в интервью для Promum.

Синдром дефицита внимания и гиперактивность (СДВГ) — синдром, характеризующийся неврологическим и поведенческим нарушением развития у детей, вызванным незрелостью лобных долей мозга, отвечающих за самоконтроль и планирование. Его симптомы — невнимательность, гиперактивность и импульсивность — проявляются у детей в дошкольном или раннем школьном возрасте. 

Ярославу сейчас 11 лет, и он мой первый ребенок. С младенчества он вел себя не так, как другие дети.

Родив малыша, я ждала, что у меня будут розовые пяточки и все в пастельных тонах, а получила ребенка, который орет по шесть часов без остановки и просыпается 10–12 раз за ночь.

Я не знала, что это не норма. Думала, что это журналы, поющие о радости материнства, меня обманули и заманили в ловушку родительства.

О поведении сына

Через полтора года у меня родился младший сын. С ним все было по-другому. Он просыпался ночью два раза, его можно было оставить одного посидеть или полежать, он не вопил с утра до ночи. Увидев такую разницу в поведении детей, я прозрела.

В три года старшему сыну диагностировали эпилепсию. Он стал пить лекарства, побочные действия которых предусматривали нервозность, отсутствие контроля эмоций, вспыльчивость и поведенческие нарушения. К тому, что сын начал вести себя именно так, мы с мужем отнеслись без подозрений. Так длилось до десяти лет. За это время его выгнали из трех школ, со всех кружков и лагерей, где он отдыхал.

Сын вел себя абсолютно недопустимо. Он часто вопил, был очень негативным, истерил, канючил, мог ударить учителя или других детей. Конечно, из-за этого у него не было друзей. 

В коллективах Ярославу постоянно говорили, что он плохой ребенок, а я плохая мать. Из-за этого у него возникло оппозиционно-вызывающее поведение. Он начал бравировать: «Ага, если я такой плохой, буду еще хуже!» С ним стало совсем тяжело.

Однажды, когда Ярославу было десять лет, я с обоими детьми путешествовала на авто у меня началось внутреннее кровотечение. Я побледнела, кое-как вырулила на обочину и предупредила детей, что мне плохо и сейчас мы будем выходить из этой ситуации.

Младший сын забеспокоился, говорил: «Мамочка, давай вызовем врача», в то время как Ярослав, видя ближайшую заправку, начал канючить шоколадку и лезть мне на голову.

Тогда я испугалась, что мой сын — психопат, не способный сопереживать другим людям и распознавать эмоции. 

Путь к выявлению СДВГ

После этого происшествия мы захотели проверить, правда ли поведение сына — это результат действия препарата от эпилепсии. Пошли по врачам. Некоторые проявления гиперактивности совпадают с проявлениями расстройство аутистического спектра (РАС) и один из врачей диагностировал Ярославу РАС.

О том, что у Ярослава на самом деле СДВГ, мы узнали лишь этой зимой. Общаясь со специалистом по инклюзии, я рассказала, как сыну ставили диагноз.

[attention type=yellow]

Выяснилось, что во время диагностики не соблюдался международный протокол и нам не имели права ставить этот диагноз. Поэтому мы обратились в больницу имени Павлова.

[/attention]

Три дня врачи опрашивали меня, мужа и ребенка, делали анализы и сканировали его мозг. Оказалось, у Ярослава СДВГ с оппозиционно-вызывающим поведением в тяжелой стадии.

«Невидимая неполноценность» детей с СДВГ и отношение социума

В это время сына в очередной раз решили выгнать из школы. Для этого все родители его одноклассников подали заявление директору с требованием забрать Ярослава из класса. Все это подавалось под тем предлогом, что у него плохое воспитание, а я плохая мать.

Когда учителя или дирекция школы видят, что ребенок интеллектуально и физически развит, но ведет себя проблемно, в этом обвиняют маму.

В предыдущей школе завуч рекомендовала мне его бить, в этой же мягко предложили забрать его на индивидуальное обучение. Я отказалась, сказав, что мы пройдем диагностику и решим, что дальше делать.

Если у ребенка есть интеллектуальные нарушения, ясно, что у него серьезные проблемы с мозгом и он вызывает сожаление. Точно так же с детьми с физическими нарушениями — мы видим, что им непросто и нам их жалко.

Когда же у ребенка недоразвита психика и эмоционально-волевая сфера, это сложнее заметить. Обычно люди, которые сталкиваются с такими детьми, просто не верят, что проблема не в воспитании, а в мозге малыша.

Это «невидимая неполноценность» таких детей.

Обучение в школе при СДВГ

Чаще всего детей с СДВГ забирают из школ, хотя им категорически противопоказано индивидуальное обучение.

Детям, у которых страдают социальные навыки, врачи в первую очередь рекомендуют общаться, чтобы они могли научиться строить связи с людьми.

Поэтому мы с Ярославом прошли процесс утверждения инклюзии и со следующего года наш класс должны сделать инклюзивным. Это значит, что в него добавят ассистента-учителя, который знает особенности сына и будет уделять ему больше внимания.

[attention type=red]

Последние полгода функцию ассистента выполняла я или бабушки, а также приглашенный специалист. Мы помогали сыну не срываться на уроках, сидя с ним в школе каждый день.

[/attention]

Рекомендации, как моделировать поведение ребенка с СДВГ в классе, очень простые, мы их распечатывали и давали учителям. Но учителя не хотели их выполнять.

Какие проблемы ребенка с СДВГ в школе? Он часто психует, потому что сложно сконцентрироваться на задании, если его отвлекают. Это может быть шум в классе или перешептывания детей, когда рядом кто-то бубнит. В школе так происходит постоянно.

https://www.youtube.com/watch?v=NtBBKvWUtLs

С Ярославом часто случалась такая ситуация: он делал задание в классе, где стоял шум. Отвлекался, пытался сконцентрироваться снова, время на выполнение упражнения заканчивалось, он просил ребят вести себя потише, никто не реагировал, он психовал и выбегал из класса.

В таких ситуациях я или бабушка выводили его, просили у учителя разрешение дописать тест в коридоре. В Штатах таким детям можно писать контрольные в отдельных комнатах, где можно работать в тишине. Также им дают дополнительное время для сдачи экзаменов. У нас в школах это не предусмотрено, потребности детей не удовлетворяют.

Также детям с СДВГ сложно запомнить последовательную цепочку задач или событий. Когда это не получается, они злятся. Для них все задания должны быть односложными, чтобы спокойно их выполнять.

Сначала нужно сказать: «принеси чашку», после выполнения этого действия — «помой руки», потом — «почисти зубы» и т. д.

Если оглашать сразу весь список действий, они перемешаются в голове ребенка, он разнервничается и ничего не сделает. Или попросту все забудет.

У Ярослава были проблемы с физкультурой. Учительница жаловалась на его поведение. Когда я проанализировала, как она ставит задачи, стало ясно, почему ребенок злится. Ему одновременно давали слишком много поручений, и его психика не могла все переварить.

[attention type=green]

Например: надевай кроссовки, перенеси вещи, быстрее становись в шеренгу. Это все сыпалось сплошным потоком. Как ассистентка, я говорила ему, что делать, по одному пункту.

[/attention]

После выполнения предыдущего задания он получал следующее и так отлично справлялся со всем списком.

О лечении детей с СДВГ

Согласно международному протоколу, есть три составляющие лечения:

  1. Коррекционная педагогика, которую осуществляют родители и те, кто окружает ребенка.
  2. Психотерапевтическое сопровождение по методу когнитивно-поведенческой терапии.
  3. Медикаментозная коррекция.

О коррекционной педагогике. Как сказала нам наша психолог, родители должны стать ребенку лобными долями, которые у него недоразвиты. Ставить задачи, поддерживать. В коррекционной педагогике важно показать ему, что он хороший. Из-за того, что сыну всю жизнь говорили, что он плохой, невоспитанный и вообще настоящее зло, у него сильно занижена самооценка.

Я признаю, что поведение Ярослава очень тяжело выдерживать и учителям, и родителям его одноклассников. Но важно понять один момент:

Ребенок плохо себя ведет, но это не потому, что он этого хочет. Он делает это неосознанно и сильно нуждается в помощи.

О психотерапии 

Сейчас Ярослав ходит на сеансы раз в неделю. С психотерапевтом они работают в двух направлениях: над контролем гнева и подъемом самооценки. Меня выгоняют с сеансов сына, потому что я подстегиваю его и со мной он ведет себя иначе. Потому я могу сказать лишь о том, что сама видела.

Психотерапевт пытается изменить сильный негативизм Ярослава. Сейчас сын видит мир в темных тонах, считает, что все что-то имеют против него, все считают его плохим, хотят его обидеть и обвинить.

Он имеет право так думать. Всю жизнь у него был такой опыт общения с людьми. Специалист пытается показать, что это не совсем так.

Также она учит его анализировать свои эмоции и экологично выходить из ситуации гнева.

О результатах терапии 

Сейчас я вижу, что в ситуациях, где раньше он бы ударил собеседника, Ярослав реагирует на человека словесно или как-то иначе. Еще он начал общаться с детьми и налаживать эмоциональный контакт, но построить дружбу пока не получается. По сравнению с тем, что было раньше, это уже очень хорошие результаты.

Третья составляющая лечения самая важная и самая дорогая. Это медикаментозная коррекция. Легально купить лекарства в Украине невозможно, они есть только на черном рынке и стоят в семь раз дороже, чем за рубежом. Чтобы купить их дешевле, можно ездить с сыном на диагностику в другие страны и покупать таблетки там же по выписанному после диагностики рецепту. Рецепт выдают раз в три месяца. 

То есть, четыре раза в год нужно ехать за границу, проводить осмотр и покупать таблетки. Однако и с этим проблемы. Все мои попытки купить лекарства по настоящему рецепту в пяти странах окончились провалом. Поэтому пока мы вынуждены брать таблетки нелегально. С ними ребенок кардинально меняется, и это невероятно.

Что дает медикаментозное лечение

Таблетки действуют моментально, и это не сравнить ни с чем. Впервые после их приема Ярослав начал говорить, не замолкая. До этого он не говорил так осмысленно, как другие дети его возраста, а только канючил.

В 11 лет эмоционально он был развит как восьмилетний ребенок. Его речь была хаотичной — сначала он говорил что-то одно, потом перепрыгивал на другую тему, мог начать рассказ с середины.

Диалога с ним в формате «вопрос — ответ» не было, получались лишь монологи-выкрики. С таблетками он начал рассказывать истории, делиться своими мыслями.

Интеллект у сына в норме, просто без таблеток он не мог нормально формулировать мысли.

Когда он начал рассказывать, о чем думает, я просто прозрела. Сидела и слушала его.

[attention type=yellow]

Как-то я зашла к сыну в комнату, а он сидит и делает домашнее задание. Наперед. Впервые он сам сознательно учил уроки. Это меня очень поразило.

[/attention]

Эти таблетки стимулируют эмоциональное развитие. С ними Ярослав стал спокойнее, не таким импульсивным, начал адекватнее реагировать на происходящее. На лекарствах он полгода и за это время смог впервые установить контакт с детьми. И у него почти не было срывов.

Ярослав не пьет лекарства на выходных и во время каникул. Мы экономим, хотя ребенку необходимо давать таблетки все время, чтобы он мог развиваться и обучать свой мозг. Но лекарства эти в большом дефиците, поэтому пока только так.

Как ребенок с СДВГ к себе относится

Ярослав знает, что у него особенности развития. Мы никогда от него это не скрывали. Иногда он этим и прикрывается: «Ну, у меня же гиперактивность, я не могу так просто сесть и сделать уроки».

С ним очень редко можно поговорить осмысленно, поэтому особенно мне запомнился эпизод, когда его реальные страхи впервые пробились наружу.

Однажды сын сказал, что сильно боится, что не сможет вести полноценную жизнь. Это было очень странно слышать от него. Я спросила, почему. Он ответил. В поведении Ярослава этот страх никак не проявлен, сын всегда ведет себя, как будто он крутой.

Мы подготавливаем сына к разным ситуациям разговорами и объяснениями. Мы знаем, что скоро у него может случиться взрослый эпилептический припадок.

Чтобы сыновья были готовы к этому и знали, что будет происходить и как в это время нужно действовать, мы с моим парнем (он врач) провели беседу.

Ярослава очень испугал этот диалог, он сказал: «Вы думаете, что я какой-то не такой, что я болен!» Мы ему объяснили, что эпилепсия — это данность, в которой он не виноват, и с этим нужно уметь жить. 

О СДВГ он узнал вместе с нами после обследования, мы ничего от него не скрывали. В больнице с доктором нам нужно было обсудить некоторые его поступки. Перед этим я сказала сыну, что нам придется поговорить о них, хотя я знаю, что ему очень за них стыдно. Многие свои реакции он не осознает, делает, а потом ему стыдно.

Будущее с СДВГ

СДВГ — это не болезнь, она не лечится. Мозг может доразвиться, например, в 25 лет. СДВГ перерастают не все дети. Они более склонны попадать в плохую компанию, к зависимости от алкоголя или наркотиков.

Знаете, что меня пугает? Что у нас проще достать наркотики, чем лекарства от СДВГ.

Я вижу разные примеры людей с гиперактивностью, как они по-разному приспосабливаются к жизни. Например, вырабатывая определенные компенсаторные механизмы. Например, я, как человек с гиперактивностью, знаю свою особенность.

Если мне кто-то не нравится, я неосознанно могу накинуться на этого человека. Я выработала такой компенсаторный механизм: избегаю его и при встрече обхожу десятой дорогой. Знаю свою особенность и не попадаю в неприятные ситуации.

Надеюсь, Ярослав тоже не будет.

Источник: https://promum.com.ua/vospitanie/moego-syna-vygnali-iz-treh-shkol-nastya-melnichenko-ob-uchebe-i-lechenii-rebenka-s-sindromom-defitsita-vnimaniya-i-giperaktivnostyu/

Кто виноват, еслиребёнок пришёл из школыс синякамии переломами

Сыну Ярославу 11 лет. С одноклассником Данилой на уроке физ.

Детские падения и ушибы в школе — такое же обычное дело, как снег зимой. Школьники от 7 до 17 лет по всей стране каждый день попадают в передряги.

Зачастую и учителя, и администрация школы боятся брать на себя ответственность за травмы ученика, и перебрасывают её друг на друга. А поранившийся ребёнок может оказаться предоставлен сам себе.

Мы почитали родительские форумы и постарались ответить на самые важные вопросы, а также составили алгоритм действий, когда травма оказывается серьёзней, чем царапина или синяк.

Первый класс. Рассылка

Ценные советы и бесценная поддержка для родителей первоклассников

«Урок физкультуры у четвёртого класса, дети на матах кувыркаются друг за другом. Учитель велит моему сыну остановиться и подождать.

Тот останавливается, сидит на мате, сзади на него накатывается мальчик (весом раза в полтора тяжелее моего), падает сыну на руку.

Итог — у моего ребёнка трещина кости между локтем и запястьем, носить лонгету две недели. Факт травмы зафиксирован. Кто виноват?».

Кто несёт ответственность

Пока ребёнок находится на территории школы, ответственность за его жизнь и здоровье всегда лежит на школе, это установлено законодательно (статьи 32 и 51 закона «Об образовании в РФ»).

Обеспечение безопасности входит в обязанности работников школы как во время занятий, так и во время перерывов между ними (приказ Минобрнауки от 27 марта 2006 г. N69).

Семейный кодекс (статья 56) уточняет, что во время уроков за ребёнка отвечает учитель, на переменах, до и после уроков — дежурный педагог.

«Сегодня старший сын вернулся из школы и рассказал, что играл с мальчиком на перемене, тот его сильно толкнул и сын, падая, ударился лицом о стену. Всё происходило на перемене в коридоре, а учительница была в классе.

[attention type=red]

Итог: раскрошены два передних зуба, а они уже не молочные. Теперь нужно восстанавливать зубы, наращивать, а это требует немалых денег, да и самое главное — ребёнку больно, есть не может. Что мне делать в такой ситуации?».

[/attention]

Что должен делать родитель

1. В письменной форме призвать директора провести служебное расследование ситуации и выдать вам акт о несчастном случае, если он имеет место. Также родители вправе попросить администрацию наказать виновных преподавателей, проверить безопасность помещения, и выяснить, соблюдаются ли необходимые правила.

2. Зафиксировать факт травмы. Для этого необходим акт о несчастном случае, выданный директором, либо запись об осмотре ребёнка в травмпункте.

3. Требовать возмещения затрат на лечение и компенсацию морального вреда, причинённого ребёнку. Размер компенсации морального вреда определяет суд, равно как и степень вины того, кто причинил вред.

«Сын из школы пришёл с сильным ушибом мягких тканей окологлазничной области (синяк, отёк, ссадина). Травма была получена на уроке физкультуры.

Никто из педсостава вечером, когда я забирала ребёнка из школы, ответить на вопрос „что случилось“, не мог. Со слов сына на уроке физкультуры в него с разбегу врезался одноклассник, в то время как сын стоял на месте.

К кому обращать вопрос: что случилось на уроке? В каких случаях сотрудники школы обязаны связываться с родителями ученика?».

Что должен сделать учитель

Во-первых, ообщить о травме школьной администрации.

Во-вторых, необходимо позвонить родителям и постараться рассказать о ситуации максимально объективно, избегая оценочных реплик, в том числе фраз вроде «ваш Вася, как обычно, бежал сломя голову».

Но избегая и оправдывающегося тона: «Не уберегла я, Мария Ивановна, вашего сына». Постараться успокоить ребёнка, если он напуган, организовать медицинскую помощь и, конечно, не разводить панику.

12 признаков хорошего учителя

Администрация школы должна составить акт о получении травмы и отправить его в Управление образования.

«Звонит мне учительница около четырёх часов дня и рассказывает, что моя дочь на уроке физкультуры столкнулась с девочкой головами, ударилась носом. Учитель физры отправила мою дочь к медику в сопровождении двух девочек. Пришли они к кабинету медика, а медика нет — работает до полчетвертого.

Решили искать свою учительницу. Пока ходили по этажам, у неё пошла кровь из носа. Нашли учителя, оказали моему ребёнку медицинскую помощь: приложили лёд на нос. Позвонили мне на работу. Я пока в такси ехала, вызвала скорую помощь. Нас увезли в травматологическое отделение с подозрением на перелом носа и сотрясение головы.

У меня вопросы: а есть ли какой-то утверждённый регламент действий в данной ситуации? Почему ребёнку скорую вызывала я, а не те люди, которые видели, в каком состоянии мой ребёнок? Почему моя дочь ходила по кабинетам и этажам и сама искала, кто бы ей оказал первую медицинскую помощь? И что это такое — отправили ребёнка в сопровождении таких же детей?».

Что должен делать медицинский работник

Первую помощь пострадавшему ребёнку должны оказать школьные врачи. В случае если травма требует более серьёзного вмешательства или если врачей нет на месте, администрация или кто-то из медперсонала обязан вызвать скорую помощь.

Врачи должны описать повреждения (тип, характер, степень тяжести) в журнале учёта пациентов и выдать родителям пострадавшего справку с предварительным диагнозом, а также дать рекомендации по уходу. Сообщить о случившемся в полицию.

«На прошлой неделе ребёнок упал (говорит, что на перемене во время дошкольной подготовки), ушиб колено и стал хромать.

[attention type=green]

Так как за сутки боль и хромота не проходили, я с перепугу решила отвезти его в травмпункт. Там врач сказал, что это просто ушиб и что может быть хромота дня три.

[/attention]

А сегодня мне почему-то позвонили из полиции по поводу этого ушиба, спрашивали обстоятельства падения. Почему они этим интересуются?».

Что должен делать сотрудник полиции

После получения сообщения о травме полицейский должен опросить пострадавшего, его родителей и того, кто нанёс травму (если участников инцидента было двое и больше). Выяснить у родителей пострадавшего ребёнка, намерены ли они подавать жалобу или иск. Потребовать, чтобы Управление образования проверило соблюдение мер безопасности в школе.

«Перед праздниками мальчик пришёл из школы с синяком под глазом. Сказал, что подрался с одноклассником. Кто-то кому-то что-то сказал, кто-то кого-то толкнул, завязалась драка. „Бойцы“ обменялись несколькими ударами, потом одноклассники их растащили и уговорили помириться. Мать приложила к синяку холод и посчитала инцидент исчерпанным. Через три дня её вызвали к директору школы.

Выяснилось, что родители второго драчуна отвели его в травмпункт, зафиксировали гематому на лице, написали заявление в полицию и директору школы. Мальчика теперь чуть ли не на учёт в детской комнате ставят. Мать в шоке, не знает, что делать, синяк-то у сына прошёл не зафиксированный. Я предложила себя в свидетели.

Это нормально? Может быть, теперь стоит с каждой царапиной наперегонки в полицию бежать?»

Если дети подрались

Важно помнить, что даже в этой ситуации ответственность лежит на администрации школы и дежурном учителе. Поэтому алгоритм действий начинается с того же: для начала нужно установить факт учительской вины или её отсутствия.

В то же время родителю нужно выяснить подробности. Затем сообщить родителям второго участника о случившемся, не унижая и не оскорбляя ни их, ни их ребёнка. И постараться выяснить причины конфликты и урегулировать его.

Если родители второго участника не идут на контакт, попросить о помощи учителя или школьного психолога.

Управление гневом: что делать, если ребёнок вечно злится

Если выяснится, что один из детей намеренно избил другого, и второй получил травмы средней и тяжкой степени, то обидчик, если он старше 14 лет, может быть привлечён к уголовной ответственности.

К травмам средней и тяжкой степени относятся:

1. Потеря зрения, речи, слуха или какого-либо органа или утрата органом его функций;

2. Прерывание беременности;

3. Психическое расстройство;

4. Обезображивание лица;

5. Утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть;

6. Полная утрата профессиональной трудоспособности.

Если есть смягчающие обстоятельства и инцидент произошёл впервые, скорее всего, уголовное наказание будет заменено воспитательными мерами. В случаях, когда травма слишком тяжкая, — условным наказанием. Кроме этого, ребёнка поставят на учёт в отделе по делам несовершеннолетних.

«На перемене дети шли с учителем. Двое первоклассников повздорили и один толкнул другого. Тот стукнулся о стеклянную витрину для кубков и сильно порезал колено. Учительница ничего не заметила и, только поднявшись в класс, увидела, что у мальчика задралась штанина. Она попросила его поправить, а там кровища. В результате была скорая, травмпункт, ребёнку зашивали рану.

Сейчас он ходит на перевязки и сидит дома. На вопрос мамы, как это произошло, учительница выдала (дословно): „Не знаю, я отвернулась и ничего не видела“. После чего учительница заявила, что родители должны оплатить витрину. Родители молчат, так как почему-то думают, что ребёнка могут отчислить из школы.

Кто же прав и кто виноват в случившемся? Что делать родителям?»

На что может претендовать пострадавший

В случае физической или психологической травмы, родители могут предъявить иск к администрации школы, но только после того как докажут, что ребёнок не виноват в случившемся.

При этом под виной школы подразумевается недосмотр за детьми в момент причинения вреда.

Если ребёнок получает травму во время пребывания в школе, родители могут претендовать на возмещение расходов, связанных с лечением этой травмы (статья 1087 ГК РФ).

[attention type=yellow]

Размер компенсации морального вреда определяет суд в зависимости от характера причинённых физических и нравственных страданий, а также степени вины того, кто причинил вред. В случае если вина доказана, суд обяжет школу выплатить семье школьника денежную сумму.

[/attention]

Если при этом установлена вина работника школы, то директор может сделать виновному замечание или выговор, или даже уволить. Когда виноват директор — за него отвечает районное Управление образования. И, разумеется, никакие витрины родители оплачивать не должны.

Почему ребёнка тошнит от школы

6 слов, значение которых вы можете перепутать

Что делать, если ваш ребёнок влюбился

Источник: https://mel.fm/zdorovye/156987-injury_school

Как помочь ребенку наладить взаимоотношения с одноклассниками – Психологос

Сыну Ярославу 11 лет. С одноклассником Данилой на уроке физ.

Именно семья обеспечивает ребенку определенный уровень интеллектуального развития и прививает навыки общения. Конечно, родители не могут прямо воздействовать на ситуацию, сложившуюся в коллективе.

Но часто они раньше учителей замечают, что их ребенку некомфортно в классе, что у него плохие отношения с одноклассниками.

В таком случае необходимо немедленно принимать меры – лучше пойти и поговорить о тревожащих симптомах с классным руководителем, чтобы рассеять сомнения, чем позволить ситуации выйти из-под контроля. В подобной ситуации родители обращаются за помощью и к школьному психологу.

​​​​​​​Общаясь с родителями непопулярных школьников, я условно выделила несколько типов их реакций на сложившуюся в классе ситуацию.

1. Родители понимают, что у ребенка есть проблемы в общении, но не знают, как ему помочь (иногда убеждены, что сделать это невозможно). Признаются, что в детстве также испытывали трудности в общении со сверстниками.

Мама второклассника Феди сама очень замкнута, в школе почти ни с кем не общается, ожидая сына после уроков, на родительских собраниях и праздниках обычно сторонится других родителей.

Всегда вижу ее с тревожным выражением на лице, во время беседы со мной или классным руководителем она держится напряженно. Однажды мы с ней стали свидетелями ссоры Феди с одноклассниками.

Мама была растеряна и испугана.

Необщительные, замкнутые родители не могут научить ребенка эффективному взаимодействию с окружающими. Ведь наиболее важным является тот пример, который, общаясь с другими людьми, подают детям родители.

2. Родители считают, что у ребенка все в порядке, а если и есть какие-то проблемы, то в них виноваты окружающие: учителя, которые неправильно организуют общение в классе; дети, агрессивные и не умеющие нормально общаться; их родители, неправильно воспитывающие своих детей.

Мама весьма агрессивного мальчика Андрея не желала признавать, что проблема заключается не в одноклассниках ее сына, а в его неумении общаться с ними. Андрей любил посмеяться над неудачами товарищей, обзывал их, в играх стремился руководить. По результатам социометрии выяснилось, что Андрея никто из одноклассников не хочет брать в свою команду и никто не доверил бы ему свой секрет.

Кстати, иногда именно позиция родителей и становится причиной неприятия их ребенка окружающими.

Ребенок привыкает считать виноватыми в своих проблемах окружающих, не умеет признавать свои ошибки, относится к сверстникам с чувством превосходства, не желает считаться с их интересами и мнением. В исследованиях В.М.

Галузинского подчеркивается, что причины отторжения некоторых десятиклассников заключаются в индивидуализме, подогреваемом родителями (например, подчеркивание особой одаренности их ребенка по сравнению с окружающими).

Иногда родители бывают правы – в плохом отношении к их ребенку действительно в первую очередь виноваты окружающие.

Негативное отношение к Сене с первого класса было спровоцировано классным руководителем, которому неприятен был и сам Сеня, и его родители. Учительница называла мальчика только по фамилии, никогда не хвалила его, чаще, чем остальным, делала замечания. Ее неприязненное к нему отношение постепенно передалось и остальным учащимся.

В ситуации, когда есть конкретный обидчик (учитель или одноклассник), родители часто стремятся сами «разобраться» с ним. Они идут жаловаться администрации на несправедливое отношение к их ребенку со стороны учителя.

[attention type=red]

Если же ребенка травят одноклассники, то родители, придя в школу, отчитывают обидчика, угрожают ему или делают выговор его родителям. К сожалению, такие поступки не помогают, а вредят ребенку. В результате учитель, узнав о жалобе, проникается еще большей неприязнью к несчастному ученику.

[/attention]

Преследователи становятся осторожнее и изощреннее в своих издевательствах, угрожая расправой, если жертва кому-нибудь еще раз пожалуется. А родители обидчика тоже не остаются в долгу. Иногда приходится наблюдать очень некрасивые сцены, когда родители обидчика и жертвы кричат, оскорбляя друг друга на глазах у ребят.

Естественно, такой пример «разрешения» конфликтов не является полезным для детей. Кроме того, подобным заступничеством родители оказывают своему ребенку медвежью услугу.

Мама Сони, начиная с первого класса, приходила «разбираться» с одноклассницами дочери, которые ее дразнили. Девочка привыкла чуть что жаловаться маме, а среди одноклассников прослыла ябедой, с ней никто не хотел дружить.

3. Родители, обратившиеся за помощью, осознают, что ребенку плохо в классе в силу особенностей его личности. Они готовы сотрудничать с психологом и классным руководителем и помогать ребенку. Такой тип реакции встречается чаще всего.

Проблема отвергаемых детей – это палка о двух концах. Никому из родителей не хочется, чтобы их ребенок стал жертвой, подвергался нападкам и травле со стороны окружающих. И в то же время вряд ли кто-нибудь захочет, чтобы его ребенок был инициатором травли другого.

Работать с родителями детей-зачинщиков или детей-преследователей непросто. Не каждый родитель может признать, что его ласковый, добрый ребенок может получать удовольствие, унижая сверстника.

Вот что сказала мама одного ребенка: «Пяти-шестилетние дети на площадке все время объединяются и нападают на кого-то одного. Я говорила с сыном, что это делать непозволительно. Однажды объектом нападок стал он сам.

Но это ничего не изменило. На следующий день он с таким же восторгом нападал на товарища вместе со всеми». Дети склонны объединяться против чем-то не угодившего им сверстника. Это называется «дружить против кого-то».

[attention type=green]

Родителей расстраивает, что их ребенок поддается всеобщему настроению и совершает неблаговидные поступки. В этом случае им следует постараться объяснить ребенку, как его поведение выглядит со стороны, заставить его задуматься о чувствах жертвы.

[/attention]

Стремящемуся к самостоятельности ребенку можно сказать, что в данной ситуации он ведет себя как мячик – куда пнули, туда и покатился. Никакого проявления собственной воли. А вообще умение противостоять коллективу приходит не сразу.

Но именно давая возможность проанализировать собственное поведение, можно приблизить момент, когда ребенок перестанет поддаваться влиянию окружающих.

Надо объяснять ребенку, что недопустимо обзывать других, смеяться над ними – пусть поставит себя на их место. Надо учить ребенка считаться с мнением окружающих, находить компромиссы.

Если пострадавший родителям несимпатичен, не стоит «подливать масла в огонь», обсуждая это с ребенком. В конце концов, ребенок должен учиться терпимости и уживчивости. В разговорах с ребенком или в его присутствии не следует давать оценки другим родителям, детям, учителям.

Как помочь своему ребенку наладить взаимоотношения в классе

Обязательно предупредите учителя о проблемах своего ребенка (заикание, необходимость принимать лекарства по часам и т.д.). Заикания, тики, энурез, энкопрез, кожные заболевания необходимо отслеживать и по возможности лечить. Все это может стать причиной насмешек со стороны сверстников.

Необходимо обеспечить ребенку все, что позволит ему соответствовать общим школьным требованиям. Если для уроков физкультуры нужны черные шорты, то не следует предлагать ребенку розовые, считая, что это не важно. Для учителя может быть и не важно, а одноклассники станут дразнить ребенка. Это не значит, что надо идти у ребенка на поводу и покупать ему шапку «как у Ленки из 5 “Б”».

Посоветуйте ребенку изменить тактику поведения. Ведь если стереотип сложился, то любой поступок является предсказуемым. Ребенок ведет себя по заданной окружающими схеме.

Но если на стандартные обстоятельства он отреагирует неожиданным образом, то, возможно, он сумеет не только озадачить своих преследователей, но и сделать шаг к преодолению сложившейся ситуации.

Например, можно предложить ребенку вместо того, чтобы начинать плакать или лупить всех подряд, посмотреть в глаза обидчикам и спокойно спросить: «Ну и что?» – или начать смеяться вместе с ними. В общем, сделать то, чего от него совсем не ожидают.

Постарайтесь обеспечить ребенку общение с одноклассниками вне школы. Приглашайте их в гости, устраивайте праздники, поощряйте общение ребенка с ними.

Необходимо всячески способствовать участию ребенка в классных мероприятиях, поездках. Не стоит сразу после уроков забирать ребенка из школы даже ради занятий английским или музыкой.

Иначе все ребята сдружатся между собой, а ваш ребенок так и будет чужим в классе.

Не следует приходить в школу лично разбираться с обидчиками своего ребенка, лучше поставить в известность классного руководителя и психолога. Не спешите бросаться защищать ребенка в любой конфликтной ситуации с одноклассниками.

Иногда ребенку полезно пережить все стадии конфликта – это поможет ему научиться самостоятельно решать многие проблемы. Но, приучая ребенка к самостоятельности, важно не переусердствовать и не пропустить ситуацию, с которой ребенок не в состоянии справиться без вмешательства взрослых.

Такой ситуацией, безусловно, являются систематические издевательства и травля ребенка со стороны сверстников.

Внимание!

Если ситуация зашла слишком далеко, например, ребенка постоянно унижают или избивают – немедленно реагируйте. В первую очередь оградите ребенка от общения с обидчиками – не отправляйте его в школу.

Разбираться с обидчиками – не самое главное (хотя и оставлять их безнаказанными не стоит – они изберут себе новую жертву). Важно помочь ребенку пережить полученную психическую травму, поэтому скорее всего его придется перевести в другой класс.

Ребенку нужно будет научиться не бояться сверстников и доверять им.

Что делать, если ребенка отвергают

По моим наблюдениям, отвергаемые дети сами многое делают для того, чтобы стать жертвами нападок.

Как уже отмечалось, они легко поддаются на провокации одноклассников, выдают ожидаемые, часто неадекватные, реакции.

Естественно, интересно обижать того, кто обижается, кто бросается с кулаками на окружающих после любого невинного замечания в свой адрес, кто начинает рыдать, если его немного подразнить, и т.д. См. →

Как помочь ребенку в выборе друзей​​​​​​​

Необходимо знать всех друзей своего ребенка, особенно если вы опасаетесь негативного влияния с их стороны. Надо помочь организовать общение ребенку, создать соответствующее окружение. Мало просто отдать его в подходящий коллектив, приглашайте детей домой, по возможности познакомьтесь с их родителями.

Самое главное, ненавязчиво создайте ребенку приемлемый круг общения (позаботиться об этом следует, пока ребенок еще маленький). Это могут быть дети ваших друзей, одноклассники, какой-либо клуб, кружок, секция, словом, любое общество, объединяющее людей со схожими интересами и доброжелательно относящихся друг к другу.

См. →

Ребенок-изгой в классе (советы учителям и родителям)

Самое главное – помнить: положение ребенка в классе вплоть до подросткового возраста на 90% зависит от того, как к нему относится учитель. А у первоклашек – на все 100.

Поэтому, если у ребенка не складываются отношения с одноклассниками, решить проблему может учитель, подав ребятам знак, что ребенок ей нравится, что у него что-то (неважно что, хоть с доски вытирать) получается лучше всех, что он важен и нужен в классе. См. →

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/kak-pomoch-rebenku-naladit-vzaimootnosheniya-s-odnoklassnikami

Все о ваших правах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: