Сыну 6 л. Одна родительница накричала на моего сына. Я подошла спросить причину такого поведения она и на меня наорала, что не воспитываю.

Содержание
  1. «В СМС она назвала моего сына дебилом». Как травят детей с особенностями: родители анонимно и честно об инклюзии
  2. Родители писали жалобы, что у нас якобы неблагополучная семья
  3. Сынок, тебе ничего не светит, и не мечтай!
  4. Лучше на домашнем обучении, чем в таком аду
  5. Девушка твоего сына – курс молодой свекрови
  6. Стой! Высокое напряжение
  7. Лариса, 43 года
  8. Оксана, 39 лет
  9. Татьяна, 42 года
  10. Дина, 23 года
  11. Свекрови бывают разные
  12. Четыре монолога о материнских срывах
  13. «Я всегда была “злым полицейским”»
  14. «Когда чувствую, что на грани, стараюсь уйти из дома»
  15. «Когда на меня поднимали руку, я чувствовала только ненависть»
  16. Предыдущие материалы:
  17. Сложная психология отношений матери и взрослого сына: советы
  18. Семейные отношения: сложные или простые?
  19. Взрослые дети и маленькие взрослые
  20. Самостоятельный сын
  21. Нужна ли взрослому мужчине мама
  22. Простые способы наладить отношения с сыном

«В СМС она назвала моего сына дебилом». Как травят детей с особенностями: родители анонимно и честно об инклюзии

Сыну 6 л. Одна родительница накричала на моего сына. Я подошла спросить причину такого поведения она и на меня наорала, что не воспитываю.

Сегодня в общеобразовательных школах страны, формально, могут учиться любые дети. Если им нужны специальные образовательные условия (например, тьюторы), то школа обязана их предоставить. Но в реальности этого обычно не происходит. О том, как выглядит проблема инклюзии с точки зрения учителей, «Правмир» недавно рассказывал.

Теперь – слово родителям, которым в разных городах России приходится бороться за то, чтобы их дети учились в обычной школе.

Кемеровская область

Родители писали жалобы, что у нас якобы неблагополучная семья

У меня была тяжелая беременность и тяжелые роды. Сын родился не очень здоровым, позже выяснилось, что у него нарушена работа сосудов и реакция возбуждения преобладает над реакцией торможения.

Отсюда его нынешняя эмоциональная неустойчивость, вспыльчивость. Иногда он использует нецензурную брань в разговоре. Специалисты, у которых мы наблюдаемся, говорят, что он делает это с целью психологической защиты.

Возможно, это как-то связано с разводом, хотя в его жизни папа присутствует не просто номинально. 

[attention type=yellow]

Когда сын пошел в первый класс, родители одноклассников за спиной собрали подписи и потребовали его отчислить, говорили, что он неадекватен. Врачи этого не подтвердили, но в качестве диагноза поставили «гиперактивность». В итоге я перевела его на комбинированное обучение: часть уроков он делал дома с педагогом, а одно занятие присутствовал в классе. 

[/attention]

Затем мы переехали, и ребенок пошел в новую школу, где начался очень сложный период адаптации. Были конфликты, которые худо-бедно удавалось разрешать. Правда, однажды одна из родительниц написала мне СМС, обозвав сына «дебилом». 

В третьем классе учительница добилась того, чтобы ребенка перевели в другой класс. С новым учителем была предварительная беседа об особенностях ребенка. Все шло спокойно, но в какой-то момент он что-то сказал матом – ответил педагогу, которая резко дернула его за руку, выводя из класса за нарушение дисциплины.

Я постоянно объясняю ему, что вести себя так нельзя, умоляю сдерживать эмоции и подбирать слова, общаясь со старшими. Но ребенок уже достаточно взрослый, девять лет, и, увы, он узнает эти слова от общения со сверстниками. При этом он развит по возрасту: прекрасно решает задачи, у него великолепный почерк.

С учебой у него все хорошо, только с поведением – неуд. 

Перед Новым годом по настоянию школьной комиссии и учителя мы ходили к психиатру, и тот сказал, что ребенок не имеет показаний, чтобы учиться в коррекционной школе. Сын начал принимать лекарства, его состояние улучшилось, вспышки прекратились. Но родители других детей все равно добивались его отчисления.

А потом… В конце января бывший муж забирает сына из школы и звонит мне: «Сосед по дому сообщил руководству школы, что ребенка дома избивают и ругают матом. И что он часто остается один. Придет комиссия».

Я стою в шоке, слова вымолвить не могу. Потому что это полная ложь. Ребенок всегда под присмотром, либо дома, либо у отца или бабушек.

Я спрашиваю: «Что за сосед и как он попал в школу?» Но имя мне так и не назвали.

Я пришла к выводу, что нет никакого «соседа», который был бы так хорошо осведомлен о том, в какой школе и в каком классе учится мой ребенок. Это сделал кто-то из родителей одноклассников, чтобы нас выгнали.

[attention type=red]

Но что будет дальше? Заявление в полицию и передача ребенка опеке? Педагог мне так и сказала: этот «сосед» будет писать заявление в полицию, что мы – неблагополучная семья.

[/attention]

Кстати, тогда на комиссии нам предложили отправить сына в детский дом на неделю, чтобы он понял, каково это – пожить без мамы. Возможно, хотели припугнуть ребенка. 

Я понимаю учителей, им сложно. Но почему в школе, в образовании, педагогов не учат общаться со сложными детьми? Не всем достаются тихони и отличники.

Почему вместо того, чтобы травить, не создать условия для эффективного общения в детском коллективе?

Не провести, например, игру, где они могли бы узнать друг друга ближе, с другой стороны? 

Сейчас мне предлагают вернуть сына на домашнее обучение, как это было в первом классе. Но психолог, у которого сын наблюдается, против, как и я: ребенку, прежде всего, нужна социализация. 

Что бы дальше ни произошло, я знаю точно: я его всегда буду защищать, бороться за него. Это мой сын, каким бы неудобным для учителей и окружающих он ни был. Да, не исключаю своих ошибок в воспитании, но мы все неидеальные родители. Сейчас успокаивает лишь то, что руководство школы признает: все имеют право на образование.

Екатеринбург

Сынок, тебе ничего не светит, и не мечтай!

То, что у сына проблемы, мы поняли не сразу. Он поздно начал говорить, и нас отправили в логопедический сад, но оттуда мы пошли в обычную школу. Ребенок хорошо рассказывал стихи, делал все, что и остальные дети. 

В классе было 30 человек, учителю трудно уследить за всеми. Меня настораживало, что сын приходил домой с чистыми тетрадями, не работал в классе, не умел списывать с доски. Но постепенно он все же начал писать, читать, тетради у него были уже не пустые, хоть и испещренные красным. И я надеялась на лучшее.

Но вскоре учительница послала нас на ПМПК (психолого-медико-педагогическая комиссия), где сыну за пять минут поставили диагноз «легкая степень умственной отсталости» и рекомендовали коррекционную школу восьмого вида. 

[attention type=green]

Прихожу я в эту «восьмерку», показываю тетрадки, учителя только плечами пожимают: «Он у вас пишет, читает, а у нас дети если рисуют квадратики, то это уже достижение! Здесь развития вашему мальчику не будет».

[/attention]

Тогда мы решили пойти в другую школу, общеобразовательную, но где классы поменьше. Второй класс прошли, а в третьем началась таблица умножения. Сын не справлялся, учителя не знали, как с ним работать.

В конце концов предложили: «Давайте переведем на инклюзив, попробуем учиться по другой программе». Я была не против, но мне объяснили, что это все равно только до четвертого класса, а в средней школе учителя-предметники возиться с ним не будут.

Да и дети, как мне объяснили, с возрастом становятся жестче, гнобить начнут. Так что дальше все равно «восьмерка». То есть нас не то что выгоняют, но говорят: «Условий для вашего ребенка нет». 

Мой сын для меня – самый обычный ребенок. Он в свои 11 лет помогает по дому, ходит в магазин, со второго класса самостоятельно ездит в школу. Пусть он в чем-то отличается от сверстников, но это может восприниматься как черта характера: он не такой смелый, он не такой бойкий, чересчур открытый. Если он чувствует, когда другой ребенок хитрит, он громко об этом скажет. 

Сложности начинаются, когда садимся за уроки. Чтение дается ему с трудом, у него маленький словарный запас, стихотворение выучивает только совсем короткое. Да, он не справляется с программой общеобразовательной школы, ему тяжело, но и в коррекционку я тоже не хочу его отдавать.

Почему нельзя найти что-то среднее, посильное для ребенка, но вместе с тем развивающее? Ведь если мы пойдем в «восьмерку», начнется регресс. Дети копируют поведение сверстников, и мне хотелось бы, чтобы он рос среди обычных людей, занимался, учился общаться, жил тем, чем живут и что обсуждают его ровесники. А не существовал в изолированном мире, где всё тянет назад.

Думаю, что учителя, отправляя его в коррекционную школу, сами не догадываются, каково там.

[attention type=yellow]

И я в чем-то их понимаю, перед ними ставят задачи, в которые не входит поддержка каждого отдельного ученика.

[/attention]

Школа любит только тех детей, которые принесут победы на олимпиадах, а остальные – справляйтесь сами как-нибудь. И родители справляются как могут.

Учительница из нашей первой школы, которая отправляла нас на ПМПК, честно мне призналась: «Вы пошли на комиссию, а другие родители говорят, что я плохой учитель, и не идут». 

Я вот думаю – может, это правильная стратегия защиты ребенка: «Ничего не знаю, мой ребенок нормальный, идите все лесом, вы просто учить не умеете». И пишут в прокуратуру. Но я по своему складу другой человек, мне хочется, чтоб все было мирно. В итоге наша семья осталась с проблемой один на один. 

Если ребенку меньше напоминать, что он – особенный, у него больше шансов вырасти обычным человеком. Мой мальчик строит планы, мечтает быть то водителем, то тренером по каратэ, а я что, ему уже в детстве должна сказать: «Сынок, тебе ничего не светит, и не мечтай»?!

Нет, я хочу будущего для сына. Дай Бог, чтобы нас взяли хоть в какую-то частную школу, мы готовы платить любые деньги, работать на трех работах… Но нас и за деньги не берут, хоть самой школу открывай.

Московская область

Лучше на домашнем обучении, чем в таком аду

Когда сыну было шесть лет, он перенес сильный стресс. В нашем доме случился пожар, мне пришлось спасаться одной с двумя детьми (муж лежал в больнице). На какое-то время нас приютили другие люди, но дом восстановить так и не удалось, мы переехали в другой город.

Здесь сын пошел в новую школу, во второй класс. До этого никаких проблем не было, а тут вдруг учительница звонит и говорит, что сына не берут на экскурсию из-за проблем с поведением.

Дома он вел себя обычно, но, как выяснилось, в школе на переменах убегал из рекреации младших классов, его ловили по всему зданию. Почему мне об этом не сообщали?

[attention type=red]

В новой школе сыну никто не помог адаптироваться, его посадили на заднюю парту: выплывай, как хочешь. Но он стал учиться хорошо, самостоятельно справлялся с домашними заданиями. Я приходила с работы и удивлялась: со старшим приходилось делать уроки чуть ли не до 7-го класса, а здесь – все уже сделано, причем правильно. 

[/attention]

И вдруг без моего ведома и согласия сына переводят в другой класс (еще один стресс!). Я говорю: «Давайте, может быть, посоветуемся с психологом?» На это новая учительница отвечает: «Я сама психолог». Вскоре мне предложили перевести сына на домашнее обучение. С какой стати? Сводила ребенка к психиатру, нам поставили диагноз «расстройство поведения».

Поведенческие реакции у сына от всей этой ситуации, видимо, стали ярче – особенно когда учительница, поймав его, держала силой около себя, а он вырывался.

Я увидела, что у моего мальчика на ноге явно след от удара – пятерня взрослого человека.

Сын признался, хоть и не сразу, что это учительница его ударила. В школе, конечно, все отрицали.

Постепенно сын начал пускать в ход кулаки, мог сорвать урок. Я категорически не оправдываю его поведение, но это не только его вина: с подачи учителей отношение к нему в классе выработалось враждебное, его назначили «плохим» и этим предопределили и его поведение, и отношение коллектива.

Однажды прихожу в школу, а там все в сборе: классный руководитель, завуч, директор, медсестра, родительский комитет и инспектор по делам несовершеннолетних. Нам устроили настоящее судилище.

«Ребенок мало занимается на кружках! Ах, не мало? Значит, он перегружен кружками», – и все в таком духе. Тут я сдалась.

Может быть, сыну действительно будет лучше на домашнем обучении, чем в этом аду? От такого отношения его поведение становится только хуже.

Учителя стали ходить на дом. Третий, четвертый класс – все было в порядке. К тому же мы постоянно занимались с психологами.

С конца четвертого класса я подумывала о том, что сына все-таки надо вернуть в школу, впереди пятый класс, как предметники будут ходить домой? Мне позвонил директор: «А давайте мы будем работать с вашим сыном дистанционно? Дадим ему компьютер, пусть занимается с учителями». Я согласилась, а зря.

[attention type=green]

Учебный год для него начался с середины сентября, а закончился после майских праздников. Учителя постоянно менялись и пропускали занятия без предупреждения. Когда сын заканчивал пятый класс, я четко поняла: хватит, возвращаемся в школу. Поняв, что я настроена решительно, мне позвонили и предложили индивидуальные занятия.

[/attention]

Я подумала, что это можно использовать, чтобы ребенок вновь втянулся в процесс: собирал портфель, ходил по кабинетам, заново знакомился с учителями. Некоторые даже говорили, что он способный мальчик. Он и впрямь повзрослел, поведение стало лучше, он успешно занимается плаванием, стрельбой из лука, занимал призовые места.

Сейчас он в седьмом классе, но классный руководитель осталась все та же, и она нас не любит.

Если раньше она мне никогда не звонила, чтобы сообщить о проблеме, то теперь звонит по любому поводу: «А вот ваш сын…»

И ее разговор часто сводится к тому, что хорошо было бы ребенку оставаться на домашнем обучении.

Во время всех наших мытарств я поняла, как много зависит от педагога. В сентябре у сына что-то не получилось по математике, он убежал с урока, плакал, звонил мне. Когда я пришла в школу, инцидент уже был исчерпан.

С сыном поговорили завуч, директор, он вернулся на урок, а на следующий день говорит: «Знаешь, мама, оказывается, эта учительница очень хорошо объясняет».

То есть стоит только найти к ребенку подход, он идет на урок с радостью. 

Сейчас психологи нам говорят, что он уже неплохо социализирован. Осталась единственная проблема – он не умеет себя сдерживать в стрессовых ситуациях, мы работаем над этим, но пока здесь все еще не так, как хотелось бы.

[attention type=yellow]

Очень стала помогать директор – она пытается восстановить ребенку авторитет в глазах других детей. Например, попросила сына сделать презентацию о своих увлечениях, принести грамоты, кубки, рассказать о достижениях и путешествиях. Дома мы помогли ему испечь пирог.

[/attention]

Директор общается с ним по телефону, пытается заниматься индивидуально, старается повысить его самооценку. 

Сейчас сыну 13. Я не знаю, что будет дальше, к чему мы придем. Но верим, что все наладится!

Источник: https://www.pravmir.ru/v-sms-ona-nazvala-moego-syna-debilom-kak-travyat-detej-s-osobennostyami-roditeli-anonimno-i-chestno-ob-inklyuzii/

Девушка твоего сына – курс молодой свекрови

Сыну 6 л. Одна родительница накричала на моего сына. Я подошла спросить причину такого поведения она и на меня наорала, что не воспитываю.

Ты знаешь его на четверть века дольше, чем она. Ты любишь его любым, и тебе от него ничего не нужно! Ты останешься с ним, если она его бросит. Если ей повезет, ты сможешь полюбить ее тоже, но это если ей, девушке твоего сына, очень повезет…

Стой! Высокое напряжение

От начала времен отношения свекровь — невестка считаются конфликтными, это женское противостояние давно вошло в сказки и анекдоты.

Но если истоки взаимной неприязни наших прабабушек с их невестками легко объяснимы фактом совместного проживания двух и более хозяек на одной территории, что мешает нам сегодня принять избранниц наших сыновей всем сердцем и полюбить всей душой? Оказывается, несмотря на то, что сегодняшние свекрови радикально помолодели и похорошели (ко многим из них на улице обращаются «девушка»), а молодые семьи почти всегда живут отдельно, древние архетипы хранятся глубоко в нашем бессознательном и вызывают к жизни психологические механизмы, определяющие поведение.

Вот основные механизмы, направляющие поведение начинающей свекрови:

  • Страх, что любовь сына к ней станет меньше, что теперь ее «забудут». А связь мать-сын очень крепка, крепче других семейных связей.
  • Досада, что ей пришлось уступить главное «женское» место в жизни сына.
  • Неприятие перемен. В силу биологической, исторической, социальной роли семья представляет наибольший смысл и значение для женщины — любые перестановки, «потери» в семье являются чрезвычайно чувствительными для нее.

Важным негативным фактором является напряженность невестки, которую она заранее испытывает, не ожидая ничего хорошего от матери мужа.

Даже если старшая из женщин не делает ничего плохого, молодая с подозрительностью относится к любым ее действиям. Самая нейтральная фраза может быть воспринята как оскорбление, самый невинный вопрос — как намек.

А там и мама мужа, первоначально настроенная на ровное отношение к невестке, начинает обороняться…

Лариса, 43 года

Мой единственный сыночек всегда был предметом нашей с мужем гордости — золотой медалист, умница и красавчик, он легко поступил в Высшую школу менеджмента в Санкт-Петербурге.

Почти сразу у него появился статус «ВКонтакте» — «я влюбился!». На зимние каникулы он прилетел домой. В аэропорту мы с мужем считали секунды до встречи. И вдруг увидели, что под руку с нашим солнышком идет бледная девушка.

Причем вид у девушки весьма недовольный.

Я успела взять себя в руки и не упала в обморок. «Это Ксюша, — лучась от счастья, сообщил сын. — Она приехала к нам в гости на каникулы, я решил вас познакомить». Ну что ж, его именная стипендия позволяет ему покупать аu001fвиаu001fбилеты девушкам и радовать сюрпризами родителей. Ксюша манерно улыбнулась.

И хотя мы поселили влюбленных в разных комнатах, мне было не по себе. Мне отчаянно не хватало общения с сыном. И очень не нравилась Ксюша. Она все время была недовольна.

Ей не нравились заведения, куда мы ходили несколько раз все вместе. Раздражал веселый шумный стиль общения в нашей семье. Злили постоянные звонки друзей сына.

Все каникулы бедный мальчик метался между друзьями, которые ежеминутно его куда-нибудь звали, и Ксюшей, которой то и дело нездоровилось.

Мы с мужем шептались, что она ему не пара, но деликатно не лезли с советами, чтобы не обидеть сына. Лично меня больше всего изумляло, почему она не полетела к своим родителям, в маленький городок на Алтае. В конце каникул я невольно услышала их разговор. Ксюша как обычно что-то предъявляла сыну, он оправдывался.

И вдруг она сказала: «Меня бесят твои отношения с матерью. Что вы все время обнимаетесь? Это отвратительно». Мне захотелось ее убить. Но тут сын сказал каким-то незнакомым взрослым голосом: «Теперь слушай меня. Мне надоело твое нытье. А мои отношения с мамой тебя не касаются». По возвращении в Питер они расстались.

Но я к этому не имела никакого отношения.

Работа над ошибками

Какими бы разными по характеру и темпераменту не были свекрови-дебютантки, грабли, на которые они наступают, удивительно похожи.

«Это мой мальчик!»

«Невестка встала между мной и сыном». Именно так считает большинство свекровей.

[attention type=red]

До ее появления между мамой и сыном были прекрасные отношения — мама знала его проблемы и радости, помогала, опекала, контролировала, готовила любимые блюда.

[/attention]

И вдруг все изменилось — сын перестал рассказывать подробности своей жизни, стал реже появляться дома, а маминым ужинам предпочитает кафе и рестораны в компании возлюбленной.

Оксана, 39 лет

Мой сын всегда был «мамин». Мы с ним читали, гуляли, разговаривали обо всем на свете. Мой муж работает в краевой администрации и все время на работе. А мы с Артемом — лучшие друзья.

Когда сыну исполнилось шестнадцать, он из мальчика начал превращаться в очень красивого молодого человека. В один прекрасный день я пришла домой раньше, чем обычно. Муж был в командировке.

Когда я вошла в прихожую, в конце коридора мелькнуло стройное голое тело. Спустя пять минут одетую и отчаянно краснеющую девушку сын представил как «свою девушку Настю».

Я не могу описать всех своих чувств. Одним из главных была ревность. И обида — как же так? Совсем недавно мы вслух читали книжки Астрид Линдгрен и пели песни из мультфильма «Бременские музыканты».

И вот — голая Настя… Но я сумела вежливо поздороваться с ней и предложила чаю. К счастью, они отказались и отбыли. А я села и горько заплакала.

Позвонила мужу, но он не понял глубины моего отчаяния!

Вечером я закатила сыну скандал в духе «чтобы больше никогда»! Он спокойно ответил, что я всегда возвращаюсь в семь. Поэтому просто «произошла накладка» и «он — взрослый человек!».

Кстати, «больше никогда» я голую Настю и не увидела. Потому что ей на смену пришла Оля. Потом Даша. А потом я перестала расстраиваться.

Антонина Проводникова, психолог:

«Общество устроено так, что одно поколение сменяет другое. Родители учат детей, чтобы они учили своих, чтобы знания и любовь продолжались, а не возвращались обратно. Родители отдают детям любовь с надеждой, дети им в ответ — любовь с благодарностью.

[attention type=green]

Жизнь — это всегда движение вперед, а если сын навсегда остается при матери, то это поворот течения жизни вспять. Он не должен всю оставшуюся жизнь расплачиваться с матерью за то, что она его вырастила, воспитала, выучила.

[/attention]

Она выполнила свой долг по отношению к ребенку — он будет выполнять свой по отношению к своим детям».

«Она ему не пара!»

Ни одна мама на свете не хочет, чтобы ее сын провел всю жизнь только с ней. Любая желает ему счастливой семейной жизни. Проблема в том, что мама давно решила, какой должна быть достойная жена для сына, и, к сожалению, соответствовать этим критериям очень трудно.

Чаще всего мамы хотят, чтобы их будущая невестка, разумеется красавица и скромница, была из хорошей семьи, имела хорошее образование, была неглупа, но послушна, ценила семью превыше всего, была хорошей хозяйкой, мечтала о детях и так далее, и так далее. Но даже если найдется такая волшебная девушка, свекровь сумеет найти в ней недостатки.

Татьяна, 42 года

Настойчивую меркантильность новой подруги сына, девочки из отдаленного поселка городского типа, нельзя было не заметить.

Она стала за ним «ухаживать» после того, как своей университетской группой они отмечали сдачу сессии в нашем загородном доме. Хорошенькая девочка стала его верным оруженосцем. Он влюбился, и девочка стала часто бывать и в доме, и в нашей городской квартире.

Она говорила «еслив», «звОнит», «ихний» и доверчиво спрашивала меня, подходя к картинам (подлинникам, конечно): «Сколько стоит?» От ее хозяйского взгляда по сторонам было неловко даже моему мужу, человеку неэмоциональному. Младшая дочь при виде потенциальной родственницы просто пряталась в своей комнате.

Когда сын обратился с просьбой о том, чтобы им с Ирой пожить в загородном доме, отец поговорил с ним по-мужски. И о том, с чего начинался наш с ним брак, и о том, как он зарабатывал свои первые большие деньги. И если его желание быть с Ирой так велико, он вполне может снять квартиру и попробовать пожить там.

Почему-то Иру предложенный вариант не устроил. И, к большому облегчению всей семьи, она исчезла из жизни сына.

«А как же я?»

Естественно, что женщина, теряющая общество любимого сына, особенно единственного, испытывает ревность к его избраннице. Но совсем неестественно, если она вмешивается в отношения молодых и пытается продолжать влиять на сына.

[attention type=yellow]

Стремясь вернуть внимание сына, женщины порой идут на любые формы шантажа. Например, намеренно преувеличивают свои проблемы со здоровьем. Находят неотложные бытовые дела. Или горько жалуются на обрушившееся одиночество.

[/attention]

Особенно остро ревность к невестке проявляется у женщин, семейная жизнь которых не сложилась и которые всю любовь отдавали сыну, назначив его «главой семьи». Тогда дисгармония выстраиваемых свекровью отношений с молодыми проистекает из ее внутренних, часто неосознаваемых конфликтов.

Дина, 23 года

Когда мы начали жить с Ваней, здоровье его мамы, цветущей сорокапятилетней разведенной женщины, резко ухудшилось. Все дело в том, что по результатам короткой встречи я была признана «негодной».

Она звонила ему по два-три раза в день. Мамин голос завораживал его, как дудочка кобру, и часто бывало так, что после ужина, когда мы двигались в сторону спальни, звонила мама и жалобно говорила, что плохо себя чувствует и боится спать одна в квартире. «Я сейчас приеду!» — клятвенно обещал Ваня, торопливо одевался и уезжал.

Когда мы расстались, я почувствовала большое облегчение. А Ваня с мамой счастливы вместе.

Свекрови бывают разные

Репертуар ролевых моделей свекрови очень широк. Какую из них вы выберете для себя?

Свекровь-подружка — отличный выбор. Любит советоваться с невесткой, точнее, спрашивать у нее совета. Неназойлива. Прекрасно общается с молодыми, но только во время семейных встреч и праздников. Как правило, это увлеченная работающая женщина, которая считает, что молодые супруги сами разберутся со своей жизнью.

Свекровь-деспот — кошмар всех невесток на свете. Требует, чтобы молодые исполняли все ее прихоти и руководствовались в жизни ее настойчивыми советами.

Свекровь-шпионка очень энергична (обычно разведенная одинокая женщина), ей некуда девать свои силы. Она обожает устанавливать свои порядки и проверять, чтобы они выполнялись. Особенно опасна при совместном проживании.

Свекровь — счастливая жена. Семья с такой свекровью надежнее других застрахована от конфликтов, лишь бы невестка любила ее сына. Все остальное наладится.

Свекровь — деловая женщина. Если для свекрови карьера важнее семьи — молодой паре крупно повезло. Она вообще не станет лезть в дела молодых — у нее своих полно. К счастью, таких свекровей становится все бu001fольше.

Свекровь, она же теща, — самая деликатная из свекровей: она видит, как конфликтует дочь со своей свекровью, и стремится избегать подобных ситуаций в отношениях со своей невесткой.

К счастью, большинство молодых свекровей — нормальные счастливые молодые женщины. Их отношение к половинам своих детей колеблется от нейтрального добродушия до пылкого обожания.

Моя подруга Жанна и ее муж зовут юную невестку Машу доченькой, во всех без исключения ссорах и спорах они горой встают на ее сторону, а на возмущенные крики сына: «Эй, кто здесь, собственно, ваш ребенок!» хором отвечают — «Маша»!

Другая подруга с удовольствием ходит с сыном по магазинам, выбирая невестке подарки к праздникам. Она угадывает размер колец, любимый цвет и аромат духов. Невестка, положа руку на сердце, признается: «Мне никто и никогда не дарил таких замечательных подарков! Я даже сама себе так удачно ничего не выберу!»

[attention type=red]

Если свекровь и невестка уважают друг друга, то любых недоразумений можно избежать. Как говорят мудрые женщины, чьи браки держатся десятилетиями, существует только одно средство, чтобы свекровь полюбила невестку — невестка должна попробовать полюбить свою свекровь. А свекровь в долгу не останется.

[/attention]

Антонина Проводникова, психолог:

«Мамы, вы воспитали своих сыновей в любви, а значит, все сделали правильно. Теперь, благодаря вам, они стали взрослыми и самостоятельными. Доверяйте им, они вас не бросят, мама всегда будет первой и главной женщиной в жизни сына, но жена станет его любимой женщиной. В Библии сказано, что человек — это двое: мужчина и женщина, но эта пара — не мать и сын».

Елена Лукиянчук

Источник: http://www.dorogoe-voronezh.ru/life-management/otnosheniya/kurs-molodoi-svekrovi

Четыре монолога о материнских срывах

Сыну 6 л. Одна родительница накричала на моего сына. Я подошла спросить причину такого поведения она и на меня наорала, что не воспитываю.
Alexander Egizarov/EyeEm/Gettyimages

Инна, 41 год

У меня двое сыновей, сейчас им 22 и 16 лет. Я была категорической противницей физических наказаний по отношению к детям и оставалась ею до рождения второго ребенка.

Считала, что люди, которые поднимают руку на собственных детей, — изверги и к тому же глупые, потому что не умеют разговаривать с детьми. Меня саму в детстве практически не наказывали: максимум, что мама могла себе позволить, — шлепнуть полотенцем по шее, но до этого ее реально надо было довести.

Отца у меня не было, только отчим. Он, к счастью, никогда не лез в разборки со мной, предпочитая все оставлять на усмотрение мамы.

Своего первого ребенка я растила без отца. Жила с мамой, отчимом и двумя братьями-школьниками. Материально мне помогала мама. Все остальное было на мне: ребенок, братья, хозяйство. На работу я пойти не могла — в садик не пробьешься.

До 5 лет я так и просидела дома, потом мама пошла на уступки и разрешила мне поработать. Когда сын пошел в школу, она сказала: «Увольняйся, надо с ребенком делать уроки, я не собираюсь этим заниматься».

Пришлось уйти, хотя денег катастрофически не хватало. 

Сына я вообще никогда не трогала, но он и ребенок был сам по себе понимающий. Хотя случалось, что и утюг включал, утащил втихаря кипятильник и диван поджег, но это я недоглядела.

Сыну достаточно было просто объяснить, почему нельзя так было делать и чем это может кончиться.

Когда в 11 лет я застала сына в курящей компании (сам он не курил), для профилактики показала ему ремень и сказала: если поймаю с сигаретой, попу в полосочку сделаю. Вот и все.

Когда мы вышли из магазина на улицу, младший кинулся на асфальт и стал колотить руками-ногами. Успокоить его не получалось

Со вторым ребенком все было гораздо хуже. Его я родила, уже будучи замужем. Муж с ребенком мне совсем не помогал, пропадал с друзьями и приносил домой копейки. Дети были исключительно на мне и в материальном, и в физическом, и в эмоциональном плане. Второй сын родился гиперактивным и очень мало спал по сравнению с обычными младенцами.

[attention type=green]

Он рос агрессивным и совершенно ничего не хотел понимать, его невозможно было заинтересовать или отвлечь. Если что-то шло не так, как ему хотелось, он начинал драться или истерить. Успокоить его было просто нереально. Отец пару раз порывался отлупить ребенка, но я его останавливала.

[/attention]

Я перепробовала все — от хороших слов до игнорирования (так он мог и час, и два орать). 

Мы ходили к невропатологу и психологу — не помогло. В результате я попала в больницу с нервным истощением. Младшему тогда было три с небольшим года. После моего возвращения домой сын целую неделю вел себя хорошо — соскучился очень. Потом мы пошли в магазин, старшего в школу собрать.

Младшего оставить было не с кем, пришлось взять с собой. Пока я помогала старшему примерять брюки и пиджак, младший полез в складское помещение. Естественно, ребенка оттуда вывели, а он закатил такую истерику, что нам пришлось бросить все и ехать домой.

Когда мы вышли из магазина на улицу, младший кинулся на асфальт и стал колотить руками-ногами. Успокоить его не получалось. С большим трудом я привезла его домой. Вот тут мои нервы и сдали: я взяла отцовский ремень и отшлепала сына раза три. Он — в крик.

У меня сердце кровью обливалось, еле сдерживалась, чтобы не подойти и не пожалеть его. Потом вижу, он уже на публику истерит. Подошла и спокойно сказала: «Я жалеть тебя не буду, ты себя очень плохо вел, и я больше с тобой не разговариваю». Он замолчал, удивленно на меня посмотрел, что-то спрашивать начал, а я не отвечала.

Когда он заплакал и попросил прощения, я объяснила, что он сделал не так и почему я так поступила. Это был первый раз, когда сын меня слушал. Мы с ним обнялись, поплакали вместе, договорились, что так делать больше не будем. Истерики прекратились.

И, если сын вел себя плохо, я просто объясняла ему, почему так делать нельзя и что либо он успокаивается, либо я с ним не разговариваю. Срабатывало как по волшебству! И это самое тяжелое наказание до сих пор. Ремнем с тех пор мы больше не пользовались, но он лет до десяти всегда висел на видном месте.

«Я всегда была “злым полицейским”»

Наталья, 36 лет

Мы с мужем и двумя сыновьями 5 и 15 лет живем со свекром. Дедушка не принимает участия в воспитании внуков. Муж не имеет представления, как воспитывать детей, и придерживается роли «папа-друг». Мне хотелось бы, чтобы его было больше в жизни детей. Мы с мужем долгое время играли для детей в злого и доброго полицейского, «злым» была я.

Со временем контраст сгладился, но роль верховного судьи по-прежнему исполняю я. К нам часто приезжает моя мама, которая всегда помогает мне с детьми.

Правда, мне не всегда нравятся ее методы: она по старинке пугает бабайкой, полицейским, чтобы добиться от ребенка послушания (я против воспитания страхом), и запрещает лазить на площадке, пачкаться, тогда как я к этому отношусь спокойно.

Я всегда была против физического насилия: меня в детстве не били и мой муж никогда не орал и не бил сыновей. Но с первенцем мне было тяжело: я постоянно была им недовольна, а повышенная тревожность и усталость доводили меня до грани. Ребенок плохо спал, много плакал.

Однажды я несколько часов безуспешно пыталась успокоить сына (никого, кроме нас двоих, дома не было, все на работе) и в сердцах швырнула его в кроватку. Ему было всего пару месяцев. Мне не стало легче (и никогда после не было).

Ужасную беспомощность, ненависть к себе, стыд и чувство вины — вот что я чувствовала. 

[attention type=yellow]

Хотя признание «болезни» не означало молниеносного излечения, мне стало понятно, над чем работать

[/attention]

Со временем срывы стали чаще. Регулярно орать на ребенка стало для меня нормой. Иногда я позволяла себе шлепнуть его или дать подзатыльник. Поначалу я оправдывала себя тем, что воспитываю сына. Позже я научилась извиняться за свои действия перед ребенком: это тоже не приносило успокоения, но так правильнее по отношению к сыну.

Ужаснее всего, что ребенок не перестает тебя любить, он принимает все с покорностью и, как бы ему ни было обидно, прощает тебя. К слову, при всей моей истеричности старший сын сейчас ближе ко мне, чем к кому-либо. Он знает, что я могу наорать, но, к счастью, не боится меня.

Я понимала, что физические наказания вырабатывают у ребенка страх, и старалась, чтобы этого не произошло. 

Когда сыну было около четырех лет, срывы стали для меня проблемой. Ухудшали ситуацию непростые отношения с мужем из-за его алкоголизма, я была постоянно на взводе. Тогда же я осознала свою проблему и стала искать информацию в интернете.

И, хотя признание «болезни» не означало молниеносного излечения, мне стало понятно, над чем работать. Я наткнулась на лекцию психолога Ирины Млодик, которая стала первой ступенькой к моему исправлению.

Банальное просвещение по поводу особенностей психического и физического развития детей, разбор своего психического состояния позволили мне не доходить до грани.

Со вторым ребенком я была спокойна, как удав, и только пару раз срывалась на крик.

«Когда чувствую, что на грани, стараюсь уйти из дома»

Елена, 47 лет

Сейчас моему единственному сыну 24 года. Всю его жизнь нам очень помогает моя мама — его бабушка. Своего ребенка я никогда не била.

Я знаю о родительском ремне не понаслышке и к телесным наказаниям отношусь крайне отрицательно: по себе знаю — не поможет, даже хуже будет.

Родители били меня в подростковом возрасте за друзей, за сложный возраст, за вранье, и кончилось это тем, что я просто рассказывала родителям еще меньше правды.

[attention type=red]

Но и у меня случались срывы. Впервые я накричала на сына, когда он учился в третьем классе. Мы делали домашку по математике: в примере из двух цифр и ответа надо было проставить действие.

[/attention]

Сын начал гадать, просто перебирать все возможные, не думать, а именно называть умножение, сложение, деление, вычитание… Он занимался этим минут сорок, не хотел даже слегка задуматься. Я накричала и встряхнула за шиворот. Ударить — никогда. Но даже после такого я чувствовала ужасный стыд и обиду на себя. Мы не разговаривали пару часов.

Но по своему опыту я знаю, что игнорирование — самая мерзкая пытка, поэтому я приготовила ужин и позвала сына к столу и вела себя так, будто ничего не было.

Я стараюсь не срываться, но я человек импульсивный: могу накричать, правда, злобы не держу.

Обычно, если чувствую, что я на грани, стараюсь выйти из комнаты или даже из квартиры, остыть, переключиться на что-то другое и как-то этим отвлечься. Что касается извинений… Тут ситуации разные.

В семье меня не считают авторитетом, и никто никогда не извиняется передо мной. Я стараюсь сгладить моменты, если не права, если права — извинений не требую. Веду себя по ситуации.

«Когда на меня поднимали руку, я чувствовала только ненависть»

Татьяна, 29 лет

Лет до 10–11 родители время от времени били меня с братом-погодкой за непослушание: папа отвешивал подзатыльники или бил ремнем, мама лупила тонкой деревянной палкой, скакалкой или просто трясла, впиваясь в кожу ногтями, так что потом долго оставались следы.

При этом мать защищала нас от отца, даже если до этого сама жаловалась на нас и просила наказать. Мы не делали чего-то из ряда вон выходящего, не поджигали квартиру, например, нас наказывали за то, что мы слишком шумели или дрались с братом.

За непослушание на нас либо кричали, пугая ремнем или еще чем, либо поднимали руку.

От матери доставалось чаще. Отец бывал дома только вечером и практически не общался с нами. Все мое детство он сидел в кресле и читал газету или смотрел телевизор. Близких отношений у нас с ним так и не сложилось.

На матери, которая первые годы моей жизни проводила в больницах из-за слабого здоровья, был весь дом и дети. Ей никто особо не помогал. Иногда приезжала бабушка, но она жила очень далеко, поэтому это случалось раз-два в год. Поэтому неудивительно, что мать периодически срывалась на нас.

При этом матери я особо никогда не боялась. Но лет до 17–18 очень боялась отца и не смела ему противоречить. Раз пять за все мое детство отец бил мать, рукой, палкой или ремнем. Он мог сделать это за плохо подогретый суп или за неверно сказанное слово. В такие моменты он, как правило, был пьян.

[attention type=green]

И это было очень страшно. Мать запиралась с нами в комнате, отец ломился в дверь и орал, чтобы мы заткнулись и перестали плакать. 

[/attention]

Ничего, кроме ненависти, физические наказания во мне не оставляли, и в смысле воспитания толку от них было ноль

Я очень хорошо помню, что, когда меня наказывал отец за дело или просто потому, что я попалась под горячую руку, я убегала и, сжимая зубы, сквозь слезы шепотом желала ему смерти, а еще мечтала вырасти и отомстить.

Когда меня била мать, я могла в отместку выпалить что-то вроде: «Мало тебя отец бил!» Ничего, кроме ненависти, физические наказания во мне не оставляли, и в смысле воспитания толку от них было ноль. Повторюсь, руку на нас поднимали не так часто.

Мои родители не были какими-то монстрами: мы были желанными детьми, нас любили и старались, чтобы мы ни в чем не нуждались, хотя жили мы бедно. Они просто не умели по-другому.

Мама до сих пор вспоминает, как подняла на меня руку в первый раз: мне тогда было около года, я не хотела сидеть в кроватке и просилась на руки, у мамы было много дел по дому и взять меня из кроватки она просто не могла. Я продолжала хныкать, уговоры на меня не действовали, и тогда мать шлепнула меня.

«Ты стала плакать, а у меня аж сердце сжалось, хотелось подойти, обнять, но я сдерживала себя. Ты поплакала, а потом так и уснула. Проснулась через пару часов и уже все забыла, улыбалась. У меня аж от сердца отлегло». Сейчас, когда мы с братом давно выросли, она, конечно, говорит, что детей бить нельзя.

Когда я спрашиваю у нее: «А как же мы? Ты же нас била!» — мама отмахивается, что мы просто не понимали по-другому. 

Я противник любых видов насилия. Не знаю, благодаря или вопреки воспитанию родителей, но в социальном плане мы состоялись. Правда, у меня нет своих детей. Одна из причин — я боюсь превратиться в свою мать.

Подготовила Анна Алексеева

Предыдущие материалы:

Не только сестры Хачатурян. Жестокость к детям, немое свидетельствование и насилие в российских семьях. Психологи объясняют, почему в нашем обществе принято бить детей

Год закону о декриминализации домашнего насилия. Мы выяснили, почему за это время не изменилось ничего

13% женщин страдают от послеродовой депрессии, у 10% депрессия начинается еще во время беременности. В России, где психические расстройства принято считать блажью, молодые матери сталкиваются с непониманием и осуждением. Пять историй женщин, которые мечтали убить собственных детей и умереть, но пережили это 

Источник: https://snob.ru/entry/181171/

Сложная психология отношений матери и взрослого сына: советы

Сыну 6 л. Одна родительница накричала на моего сына. Я подошла спросить причину такого поведения она и на меня наорала, что не воспитываю.

Психология отношений матери и взрослого сына — это серьезная тема, которая интересует не только экспертов, но и простых людей. Ведь найти общий язык с родными и понять их бывает совсем уж непросто, особенно если дети давно выросли и больше не нуждаются в пристальном внимании со стороны родителей.

Семейные отношения: сложные или простые?

По статистике каждая третья семья страдает от проблем, связанных с общением. Зачастую конфликты и стычки, вызванные неумением слушать и слышать, приводят не только к разводам между родителями, но и детским уходом из дома. Когда родственники «наломали дров», а общаться друг с другом стало невыносимо, наладить отношения и вернуть дружескую атмосферу очень сложно или даже невозможно.

Однако если в семье все хорошо, а близкие люди прекрасно общаются друг с другом — это является залогом успешного будущего. Ведь если родственники поддерживают молодое поколение и дают мудрые советы, не навязывая своей точки зрения, между отцами и детьми налаживаются прочные узы. Ведь как прекрасно, когда бабушка прекрасно общается с внучкой, рожденной в счастливом браке взрослого сына!

Чтобы понять, насколько ваши отношения прочны и просты, необходимо разобраться в себе и понять, что именно вы делаете не так.

Взрослые дети и маленькие взрослые

Современные психологи заметили одну странную тенденцию: зачастую дети, которые имеют проблемы с родителями, оказываются гораздо умнее своих отцов.

Это связано с тем, что в наш век появляются современные технологии, меняются представления о браке, и разрушаются стереотипы, которыми жили даже не конкретные семьи, а целое государство.

Ведь во время СССР у простых граждан, которые исправно платили членские взносы и принимали участие в партийной жизни, не было возможности самовыражаться и поступать так, как хочется. Если кто-то оказывался не таким, как все, социум становился беспощадным и практически всегда уничтожал любые самостоятельные начинания.

Читать далее:  Типы семейных отношений

Однако сейчас тенденции изменились: матери стали современными и «продвинутыми», а их дети скорее друзья, чем добропорядочные потомки. Да и новые технологии дают о себе знать: чтобы воспитать ребенка больше не надо обращаться за советами к учителям и воспитателям, достаточно найти подходящую методику, способствующую саморазвитию чада.

Но и на этой почве могут возникнут конфликты: если мама, воспитанная в эпоху Союза, дает советы взрослой дочери или сыну, возникает конфликт.

Его можно избежать: всего-то необходимо просто осознать, что есть взрослые дети и маленькие взрослые, которые вряд ли найдут общий язык.

Поэтому взрослые дети должны выбирать те советы, которые на самом деле пригодятся, а остальные отложить в долгий ящик.

Самостоятельный сын

Самостоятельный сын почти всегда пугает родителей: он не подчиняется отцу, ведет не такой образ жизни, какой бы хотела наблюдать мать, а самое главное — совершенно не поддается перевоспитанию. Иногда такой молодой человек даже оставляет дом, чтобы начать самостоятельную жизнь, в которой больше не будет родителей и других родственников.

Если мать стала замечать, что взрослый ребенок начал отдаляться, наилучшей тактикой будет невмешательство.

Если родители уверены, что чадо не попало под влияние религиозной организации, не употребляет наркотики и не связано с преступным миром, уход из дома можно расценивать как определенный этап, который проходит каждый. Ведь и родители когда-то ушли из своих домов, чтобы создать семью и родить сыновей.

[attention type=yellow]

Самостоятельные сын и дочь не должны пугать: они совсем не изменились, просто стали старше. И если ребенок перестал ночевать дома при достижении 18 лет и заявляет, что хочет жениться или выйти замуж, необходимо просто смириться и поддержать адекватный выбор.

[/attention]

Ведь как прекрасно, когда в счастливом молодом браке рождаются хорошие внуки, которых бабушка и дедушка с удовольствием нянчат.

А подарить наследников может только самостоятельный сын, ведь «маменькин сынок», который находится под опекой и ни на шаг не отходит от матушки, будет иметь серьезные проблемы с противоположным полом и социальной жизнью, которые со временем будут только ухудшаться. Такие дети не приспособлены к современному миру и нередко заканчивают свою жизнь очень плохо.

Читать далее:  Сохранить семью. А нужно ли?

Нужна ли взрослому мужчине мама

Конечно же, нужна. Она нужна абсолютно всем, независимо от возраста, национальности и пола. Ведь никто иной не сможет так хорошо понять своего ребенка и помочь в трудной ситуации.

Однако и тут необходимо различить понятия «мама» и «мамочка»: если первая — это помощник, который может и с внуками провести время, и на даче принять, и вкусный обед приготовить, то последняя — это враг, который иногда оказывается хуже мачехи.

Взрослый мужчина хочет видеть в своей матери не вторую жену, которая контролирует и перед которой есть определенные обязанности, а верного друга, к которому можно прийти в любую минуту.

Нередко сильные мира сего признаются, что в трудные моменты, когда помощи ждать не от кого, они возвращаются в отчий дом, где их ждет мамино крыло, чашечка чая и вкусный борщ.

Именно в такие вечера отцы и дети становятся по-настоящему близкими.

Даже если маму не устраивает выбор взрослого ребенка, она должна поступить мудро и не рушить счастье. Подскажите, как правильно поступить в сложной ситуации, ненавязчиво спросите, как дела у молодых и как себя чувствует невестка — и прекрасные отношения со взрослым сыном гарантированы.

Нередко мама помогает и в те сложные моменты, когда ребенок находится в состоянии развода или тяжелого потрясения. Тогда настоящие родители не упрекают свое чадо, а всячески поддерживают и дают надежду на то, что личная жизнь наладится и в ней появится человек, который действительно достоин любви и уважения.

Простые способы наладить отношения с сыном

Если контакт с ребенком утрачен, а родители мечтают вернуть былое доверие и взаимопонимание, нужно вспомнить о простых способах, которые очень в этом помогут:

  1. Старайтесь не вмешиваться в личную жизнь ребенка, дайте возможность делать самостоятельный выбор.
  2. Давайте советы тогда, когда ребенок попросит об этом.
  3. Говорите почаще, как сильно любите свое чадо и как по нему скучаете.
  4. Высылайте семейные фотографии, если находитесь на расстоянии, или просматривайте семейные альбомы, если живете недалеко.
  5. Не звоните много раз в день, а совершите один звонок, который заменит часы бесполезных бесед.
  6. Не кричите на взрослого сына: психология отношений не такая простая.
  7. Побольше внимания уделяйте внукам.
  8. Общайтесь с любимой женщиной сына, принимайте ее, как свою дочь, а не главного врага.
  9. Приглашайте детей на дачу, чтобы вместе собрать урожай, отремонтировать дом или сходить на рыбалку.
  10. Говорите ребенку, что у него все получится, достаточно просто постараться подождать некоторое время — и получите результат.

Читать далее:  Совместный бизнес в семье: как работать вместе с женой/мужей

Если соблюдать хотя бы некоторые из этих рекомендаций, атмосфера в доме гарантированно изменится, а все скандалы навсегда прекратятся.

Источник: https://inha.ru/article/psihologiya-otnosheniy-materi-i-vzroslogo-syna/

Все о ваших правах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: