Около года назад я поменял имя. Но теперь, я хочу вернуть назад своё прежнее имя. Вы можете сказать, можно это сделать?

Как живут люди, поменявшие фамилию, имя и отчество

Около года назад я поменял имя. Но теперь, я хочу вернуть назад своё прежнее имя. Вы можете сказать, можно это сделать?

По данным управления ЗАГС города Москвы, за прошедший год в столице было зарегистрировано более девяти тысяч записей актов о перемене имени. Одни меняют фамилию в связи с семейным положением, другие – по собственному желанию. Три москвича, решившие взять новое имя или фамилию в сознательном возрасте, рассказали порталу Москва 24, почему это сделали и как поменялась их жизнь после.

Алексей Атляузов: продолжил вымирающую фамилию рода

предоставлено героем статьи

Идея поменять фамилию и отчество мне пришла лет в восемь. Получилось так, что своего отца я никогда не знал, поэтому фамилия для меня всегда была чужой. Мама говорила, что в свидетельство о рождении она хотела записать свою девичью, но в роддоме это запретили.

С детства у меня уже была какая-то внутренняя установка и непонимание, почему я ношу фамилию отца, которого никогда в жизни не видел? Даже в школе, когда учителя вызывали к доске, эта фамилия мне не нравилась.

Дополнительным негативным фактором стало то, что такую же фамилию носил один актер, с которым меня постоянно сравнивали, это было не особо приятно. Так, еще будучи учеником младших классов, я сообщил родителям (маме и отчиму) о том, что хочу поменять фамилию и отчество.

Они были не против, только пришлось подождать до 18 лет, чтобы это сделать.

предоставлено героем статьи

[attention type=yellow]

Новую фамилию я стал выбирать, увлекшись изучением своей родословной, это было классе в девятом-десятом. Среди родственных прабабушек и прадедушек я нашел четыре фамилии, из которых можно было выбрать.

[/attention]

Три фамилии оказались достаточно широко распространены, поэтому я не стал их рассматривать и взял фамилию прадеда (по деду) – Атляузов. Она довольно редкая, а уж если встречается, то это, скорее всего, родственники.

Кстати, когда изучал родословную, нашел интересный факт: у прадеда были два брата, которые погибли во Второй мировой войне, об этом не знал даже родной дед. Я обнаружил это через поисковики с данными об участниках войны.

Против смены фамилии выступала бабушка, потому что с дедом на тот момент они разошлись. Она хотела, чтобы я взял ее девичью фамилию. Но я такой человек, что если что-то решил, то переубедить меня очень сложно. А вот отчество я взял отчасти по имени бабушкиного отца, моего прадеда Алексея, ну и отчасти по своему имени. Стал Алексеем Алексеевичем, другие отчества и не рассматривал.

В московском ЗАГСе изменения в паспорте и свидетельстве о рождении оформили в течение недели. На месте сотрудник спросил, по какой причине я это делаю. Я ответил, что хочу взять фамилию деда – больше вопросов не было.

На новое ФИО я перестроился довольно быстро, хотя еще какое-то время при заполнении документов на автомате, отвлекшись, мог написать старые фамилию и отчество.

Хотя в соцсетях я поменял их уже за три-четыре года до официальной смены в паспорте.

После этого кардинально в жизни особо ничего не изменилось, но появилось моральное удовлетворение. Можно сказать, предыдущей фамилии я стеснялся, а сейчас эту ношу с гордостью. Присутствует и гордость за деда. Внутри я жду каких-то перемен к лучшему, хотя понимаю, что от себя не убежишь. Но все же со старой фамилией было ощущение, будто носишь чужую вещь и понимаешь, что она чужая.

Яна Фельтман: взяла более звучную фамилию бабушки

предоставлено героем статьи

Идея смены фамилии ко мне пришла лет в 16-17, когда я заканчивала школу. Финальное решение созрело уже к 20 годам – тогда я и сделала это официально.

Моя предыдущая фамилия была Тарханова. Как только ее ни коверкали учителя в школе: начиная c “Таракановой” и заканчивая другими странными вариациями, что всегда было не очень приятно.

[attention type=red]

Фамилия мне не нравилась уже просто по произношению. Когда в школе вызывали к доске, она порождала плохие ассоциации.

[/attention]

При написании на английском (Tarkhanova) в ней тоже постоянно допускали ошибки и неправильно ставили ударение.

Еще один момент, который не давал покоя: как фамилия воспринималась с точки зрения национальной окраски.

У моего отца – грузино-еврейские корни и фамилия изначально грузинская, но, например, люди из Дагестана считали, что это дагестанская фамилия, из Чечни – что она чеченская. Все эти споры и ассоциации мне не очень нравились.

Последним фактором стало то, что с папой у меня никогда не было близких отношений, поэтому я решила сменить фамилию. Если бы у меня была мамина фамилия, я никогда бы это не сделала.

Выбор новой пал на фамилию бабушки по папиной линии – Фельтман. Она короткая и нравилась мне со школы. Уже позже я с удивлением заметила, что использовала ее для наименования первых почтовых ящиков (e-mail) и никнеймов в интернете еще задолго до официальной смены. Плюс она привлекательна, потому что обладает более европейским звучанием.

предоставлено героем статьи

К этой новости папа отнесся спокойно, а у бабушки реакция была скорее негативная: во-первых, ей было обидно за папу, а во-вторых, в свое время она, нося еврейскую фамилию, мечтала поскорее выйти замуж, чтобы ее сменить. Ей тяжело было понять, что в современной России людям по большей части все равно, и тебя никто не будет третировать из-за фамилии по национальному признаку.

Кстати, моя мама тоже поменяла имя и фамилию уже в зрелом возрасте, буквально два года назад. До меня в семье была традиция называть девочек либо Лидой, либо Галей, через поколение. Бабушка хотела назвать дочь Викторией, но не дали родственники.

А маму это имя всю жизнь тяготило, она считала, что у всех Галин тяжелая судьба.

С учетом этих факторов и любви к имени Вика, которое изначально хотела дать ей бабушка, мама решилась поменять имя Галина на Викторию, несмотря на страх быть непонятой окружающими.

[attention type=green]

Наверное, это какая-то чисто психологическая штука, потому что, если рассуждать здраво, со сменой фамилии ничего в жизни не должно произойти. Но теперь мне кажется, что стало больше везти, мне больше что-то удается.

[/attention]

С переменой случилась еще одна юморная вещь: я стала находить деньги. Мама все время смеется, что это из-за еврейской фамилии, но я действительно все время нахожу деньги в карманах своих старых курток, пальто, штанов, которые я не носила 10 лет, – просто везде. Какие-то заныканные деньги, о которых уже и не помню, что я их туда клала. Это уже на уровне семейной шутки.

Сейчас я вообще никак не ассоциирую себя с прежней фамилией, даже нет ощущения, что эта фамилия когда-то каким-то образом ко мне относилась. Пока не собираюсь ее менять и при замужестве, настолько сейчас комфортно себя ощущаю. Да и мужа специально с такой фамилией искать не собираюсь, хотя у нас бывали шутки на работе, что наш коллега-однофамилец – это мой бывший муж.

Радомир Перунов: прошел обряд имянаречения

instagram.com/radomir_perunov

Сейчас я представляюсь всем как Радомир или кратко – Рада, Рад. Хотя на старое имя все равно до сих пор откликаюсь, потому что просто невозможно людям каждый раз объяснять: “Будьте добры, называйте меня моим настоящим именем”. Несколько раз я сказал, но им привычнее по-старому, поэтому мне приходится откликаться.

Когда знакомые узнают, что я сменил имя, у них появляется много вопросов: в чем дело, почему и как так? Им просто страшно, ведь социум не всегда готов принять такие перемены.

Но во мне многое изменилось: если раньше был ребенком, который играл в мячик, то теперь стал взрослым мужчиной с бородой.

Моя жизнь разделилась на “до” и “после”, и очень сильно поменялся внутренний мир, хотя во внешней жизни все практически осталось так же.

Помню, когда мне было еще лет пять, я осознал свое имя и фамилию. Как-то стоял перед зеркалом, произнес имя вслух и сказал, что изменю его. Затем произнес фамилию и тоже решил ее изменить. В тот момент рядом находилась мама, она, как обычно, сказала, что “все это глупости, перестань”. Но я уже тогда был точно уверен, что сделаю это.

Повзрослев, я стал увлекаться темой язычества и относить себя к староверам. Годам к 18 пришло осознание, что свое старое имя я не понимал, не мог его расшифровать. Оно не имело для меня никакого смысла и значения, было каким-то чужеродным. Все-таки не я его выбирал.

Старое имя не могло мне нравиться в принципе, потому что оно негативно ассоциировалось со школой и с учителями, которые на меня там срывались. Этот мерзкий голос и крик, когда тебя называют “тем” именем.

Меня просто передергивало, когда во время скандалов и воплей, даже дома, постоянно произносили это слово, снова и снова, и мое имя непрерывно звучало параллельно с истериками.

Даже когда ко мне кто-то спокойно обращался по старой фамилии, это было настолько неприятно, что хотелось его уничтожить. Думаю, это все идет из детства.

instagram.com/radomir_perunov

[attention type=yellow]

Официально имя в паспорте я не менял, но прошел обряд имянаречения в Подмосковье. Для меня это гораздо сильнее “бумажки”. По большому счету имя я выбрал первое попавшееся, но близкое мне. Имя Радомир я понимаю и могу его расшифровать – это радость мира.

[/attention]

Оно для меня более родное, светлое, оно звучит и нравится мне. А новая фамилия образовалась от прозвища Перун, которое мне дали в футбольной команде, где я играл в юношестве. Оно настолько приелось, что решил оставить его в качестве фамилии.

Так я стал Радомиром Перуновым.

Ведь столько негативного мне пришлось пережить в школьное время, да и в вузе потом были сложности. Этот человек был никто. Но я стал сражаться, прошел многие испытания и теперь ощущаю себя абсолютно новой личностью.

Со сменой имени я также стал вегетарианцем и занялся творчеством. Начал раскрывать в себе новые грани, сейчас учусь звукорежиссуре, а также хочу стать блогером и собираю команду. Возможно, официально в паспорте я тоже изменю имя, но сейчас есть обстоятельства, из-за которых пока сделать этого не могу.

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/13032019/154891

Как смена имени изменила жизнь: 5 реальных историй

Около года назад я поменял имя. Но теперь, я хочу вернуть назад своё прежнее имя. Вы можете сказать, можно это сделать?

Меня всю жизнь звали Галиной. Не самое распространенное имя, но мне оно нравилось. Можно даже сказать, что я своим именем дорожила, так как его выбрал мой папа, которого уже нет в живых. Он был моряком и где-то вычитал, что имя Галина переводится с древне-греческого, как «штиль», а еще так звали какую-то мифическую нереиду — покровительницу спокойного моря.

По характеру мне это имя тоже подходило — я спокойный уравновешенный человек, работаю программистом в крупной IT компании.

Однажды нашему отделу поручили выполнять большой заказ для одной итальянской компании. Меня назначили руководителем проекта и отправили в бессрочную командировку с удвоенным окладом в Рим.

Казалось бы, о чем еще можно мечтать? Но буквально в первый же день я заметила, что итальянцы как-то странно косятся на мой бейджик.

Тогда я еще плохо знала итальянский язык и не могла понять, что их так напрягает.

А вечером коллега из России меня «обрадовал», объяснив, что Gallina — на итальянском значит курица! Я посмеялась и даже немного разозлилась на итальянцев, но не восприняла это как проблему.

Зато мой босс из Москвы, которому кто-то быстро донес о сложившейся ситуации, поставил неофициальный ультиматум — либо я срочно меняю имя, либо больше не работаю с итальянцами. Сказать, что я была огорчена — ничего не сказать. Мне дорого мое имя и память папы. Никто не имеет права ставить такие условия!

С другой стороны — жить в Риме, получать хорошие деньги за любимую работу, помогать финансово маме… Последний аргумент победил, и теперь я Анна. Но только в паспорте и в Италии. Для всех друзей и для самой себя я остаюсь Галиной. Воспринимаю новое имя как творческий псевдоним.

Ева Кляцкина: «Я перестала проживать судьбу бабушки»

О смене имени я впервые задумалась в 14 лет. Но тогда об этом даже речи не шло — я жила в небольшом городке, где все знали друг друга. Кроме того, имя Ольга мне при рождении дала бабушка, и если бы я вдруг отказалась от него, это стало бы для нее большим ударом.

Этот вопрос я отложила на неопределенный срок и подумала, что, возможно, назову Евой свою дочь. И вот через много лет, в 2018 году, мы с мужем и бабушкой ехали в машине к нашим друзьям. Тогда-то и состоялся судьбоносный разговор.

Я вдруг очень отчетливо поняла, что имя, данное бабушкой — это ее собственная проекция желаемого, что и мне, и моей маме она дала имена, которые сама хотела бы носить.

Поэтому у меня постоянно возникало ощущение, что я живу не своей жизнью, что ко мне легко липнет чужое…

[attention type=red]

А еще, что это плохая идея называть ребенка так, как хочешь, чтобы звали тебя. Я решила не повторять судьбу своей бабушки.

[/attention]

С другой стороны, меня крестили с именем Ольга, мне всегда говорили, что у меня сильный ангел-хранитель.

Поэтому я решила сначала как бы «примерить» новое имя — попросила мужа и друзей называть меня Евой, и очень благодарна им за то, что отнеслись с пониманием к этой идее.

legion-media.ru

Что изменилось, когда я стала Евой? Абсолютно все — от цвета волос до мировоззрения… Я перестала все время хотеть обрезать волосы, постоянно стремиться радикально изменить свою жизнь. Я стала прислушиваться к себе, к своим ощущениям, к тому, чего мне по-настоящему хочется, стала честной сама с собой.

Я верю в то, что мы рождаемся, чтобы пройти свой путь, быть любимыми и любить в ответ. В вопросе с именем главное — не обманывать себя, иначе толка от этого решения не будет.

Вирсавия Лейбниц: «Поменяла имя и веру»

Я вышла замуж за израильтянина. Мой муж иудей — не особо религиозный, но я всегда считала, что нужно интересоваться культурой и религией той страны, в которой живешь.

С интересом постепенно пришло и осознание, что это мое. Я познакомилась с местной общиной и стала готовиться проходить гиюр (принятие иудаизма). Не буду вдаваться в подробности этой непростой процедуры, которая заняла у меня почти три года. Скажу только, что в конце мне предстояло выбрать себе новое имя.

Многие девушки, которые проходили гиюр со мной, выбирали имена, похожие на их собственные. Например, Мария стала Мирьям, Анна — Ханой. Но мне хотелось имя близкое по духу и образу его обладательницы из Торы.

[attention type=green]

Изучая личности женщин в Торе, я мгновенно прониклась судьбой Бат Шевы — жены царя Давида и матери царя Шломо (Соломона).

[/attention]

История Давида и Бат Шевы непростая, ведь она уже была замужем, когда ее впервые встретил царь. Это отчасти было похоже на ситуацию из нашей жизни. Кстати, этой истории посвящена всем известная песня Hallelujah Леонарда Коэна — моя любимая!

После смены имени в России я представляюсь Вирсавией (русифицированная версия имени Бат Шева), а в Израиле только Бат Шевой.

Перемен в моей жизни произошло немало. Но я не связываю их только с именем, ведь в моей жизни изменилось все — страна проживания, семейный статус, вера.

В галерее смотри на звезд, которые стесняются своих имен и используют псевдонимы:

Алина Ивонина: «Надоело быть пятой Еленой в классе»

В моем классе учились пять Лен. Наш классный руководитель даже изобрел свой ритуал — вызывая кого-то из нас к доске, он говорил: «Прошу, Елену». Мы впятером в один голос спрашивали: «Какую?» А он неизменно отвечал: «Прекрасную». — «Но мы все прекрасные», — радостно отвечали мы. Тогда он расплывался в улыбке и называл фамилию, а класс хохотал!

Возможно, остальных девочек это и веселило, а меня раздражало жутко. Еще в средней школе я твердо решила, что при получении паспорта изменю имя. Ни с кем не посоветовавшись и не спрашивая у родителей разрешения, я стала Алиной.

Папа воспринял новость спокойно, а мама с бабушкой еще неделю сидели на корвалоле и вызванивали паспортный стол — хотели, чтобы мне выдали паспорт с моим «настоящим» именем. В итоге ничего у них не вышло, и я до сих пор Алина.

Самое смешное, что в университете у нас на потоке не было ни одной Лены, зато сразу три Алины. К счастью, мы все были в разных группах, и это особо никому не мешало. Своим детям, если они когда-то у меня будут, я выберу только редкие имена!

legion-media.ru

Кира Феклисова: «Сумела полюбить свое имя»

В 80—90-е годы, когда проходило мое детство, имя Кира было очень редким. В своем родном Нижнем Новгороде я не знала ни одной Киры. А кроме экзотического имени я еще и обладала пышной фигурой, поэтому привлекала к себе слишком много внимания.

Другие дети постоянно спрашивали меня, кто и зачем так меня назвал, и я донимала этим вопросом свою маму. Она каждый раз отвечала, что всегда мечтала иметь двух дочек и назвать их Кирой и Жанной — просто потому, что ей нравились эти имена.

Только через много лет мама призналась, что я была зачата в городе Кирове, поэтому меня решили назвать именно так. Эта история настолько позабавила меня, что я стала проще относиться к своей уникальности, а со временем и полюбила ее.

Сегодня именем Кира уже никого не удивить, но я бы советовала родителям, которые дают ребенку редкое имя, дважды подумать — а сможет ли ваш ребенок вынести то количество внимания, которое ему достанется?

[attention type=yellow]

В целом я верю, что, изменив имя, можно многое изменить в своей жизни. Главное, понимать, зачем это делаешь и что хочешь получить в результате.

[/attention] Во время загрузки произошла ошибка.

Источник: https://lady.mail.ru/article/516464-kak-smena-imeni-izmenila-zhizn-5-realnyh-istorij/

«После того, как она поменяла документы, у нее нашли серьезную болезнь!» Зачем люди меняют имена и к чему это приводит: четыре реальные истории

Около года назад я поменял имя. Но теперь, я хочу вернуть назад своё прежнее имя. Вы можете сказать, можно это сделать?

Стать другим человеком — пусть  и по документам — сегодня несложно. Даже в маленьком Петрозаводске ежегодно меняют имена около 400 человек. И речь вовсе не о женщинах, которые берут фамилию мужа или возвращают свою при разводе.

С одной стороны, называя человека каким-то именем, никто не спрашивает, нравится ли  оно ему. Так что вроде бы ничего страшного в том, чтобы выбрать другое, нет. С другой — как же быть со старым суеверием: меняя имя, меняешь жизнь.

И всегда ли эти перемены к лучшему?

София, 40 лет: «Смена имени мне помогла»

Ничего против имени Наташа я не имею, просто с самого детства хотелось, чтобы лично меня звали как-то иначе. Валерия, например, как красивую взрослую соседку, или Лена, как всех нормальных девочек. Светлана тоже хорошо, даже песня про нее есть. Словом, все люди как люди, а я  – Наташа.

Лет в 14 мысль о смене имени стала посещать меня постоянно, а еще года через два я уже было абсолютно уверена, что это сделаю. Путь оказался более долгим, чем я ожидала. Да, Наташей быть не хочу, но кем тогда? Детские пристрастия, естественно, уже отошли на 25-й план, и я стала думать о новом имени всерьез.

Остановилась на Софии — так звали мою бабушку, которая во многом была для меня эталоном, а окончательное решение приняла, уже будучи студенткой. На юрфак поступала из практических соображений, потому что с детства слышала от родителей, что нужна надежная серьезная профессия.

А свое любимое занятие — дизайн и моделирование одежды — делать профессией побоялась. Из тех же практических соображений: ну кому нужны модельеры в провинциальном городе?

 Когда озвучила родителям идею, они отреагировали  болезненно. А будущий муж, как ни странно, поддержал. Я почему-то думала, что будет наоборот. Не могу сказать, что в тот момент, когда я стала Софией официально, жизнь сразу начала меняться.

Жить с новым именем оказалось приятно и комфортно, мы как-то сразу друг друга поняли и полюбили. Мой молодой человек звал меня Софи, родители сначала как бы в шутку стали именовать Софой, а сестра — на грузинский манер — Софико. Дольше всех продержались подруги: они продолжали звать меня Наташей, по-моему, просто из вредности.

Но у меня появилась новая печаль — к третьему курсу я окончательно поняла, что совершенно не хочу быть юристом, вообще никаким. И в то же время я понимала, что объявить об этом родителям куда хуже, чем сменить имя.

Ни папа, ни мама высшего образования не получили, и они делали все, чтобы мы с сестрой учились, и вот так вот взять и рассказать, что их усилия оказались ненужными… я просто не могла этого сделать.

Возвращалась с лекций и погружалась в свой мир — придумывала фасоны, выбирала ткани, кроила, шила. Я очень люблю работать с плотными фактурными материалами, поэтому одной из любимых вещей стали пальто. Родственницы и подруги с удовольствием их носили — каждое существовало в единственном экземпляре, но по-прежнему продолжали видеть во мне будущего юриста.

Но однажды меня посетила грустная мысль: я уже на 4-м курсе, годы, которые в человеческой жизни отводятся для обучения, потихоньку заканчиваются, и их остаток я трачу впустую. Получаю профессию, которой не хочу и, скорее всего, не буду заниматься, занимаю на юрфаке чужое место, а ведь кто-то мечтает здесь учиться! Тем временем мое настоящее место где-то пустует…

Но сказать об этом папе и маме все равно боялась.

Поделилась своими сомнениями с будущим мужем, и мы вместе разработали план. К тому времени мы все равно собирались пожениться. Поэтому процесс максимально ускорили, и вскоре я взяла академический отпуск. Кинулась как оголтелая к швейной машинке, и шила, шила, шила…

[attention type=red]

за юридические конспекты не взялась ни разу, зато нашла вариант, как можно продолжить учебу, но уже по другой профессии — курс историка моды Александра Васильева при МГУ. «Ты сошла с ума!»  – печально сказала мама, когда я наконец набралась смелости и поделилась своими планами.

[/attention]

И я была с ней согласна: маленький ребенок, безденежье, квартиры нет, и тут какой-то Васильев! И вот в этот момент все могло закончиться, но муж сказал: «Ты что это придумала, мы же уже все решили!» и пошел оформлять кредит.

После этого я не могла его подвести: стыдно было бы не справиться, струсить и включить задний ход.

Я моталась между Москвой и родным городом, постоянно шила, чтобы заработать, потом неслась в библиотеку или копалась и Интернете, писала и делала практические работы, спала не больше четырех часов в сутки.

Недавно мне попалась фотография того времени: тощая, с синяками под глазами, черт знает во что одетая и с глупой счастливой улыбкой. Стоит ли говорить, что на юрфак я не вернулась.

Родители махнули на меня рукой, и очень удивились, когда мы с мужем открыли маленькое ателье-магазин. Еще больше они удивились, когда дело оказалось успешным.

Семейный мир был восстановлен, дочка росла, любимое занятие позволяло жить не бедствуя, и когда я заикнулась, что хотела бы видеть свои пальто на московских улицах, стало понятно, что в нашу гавань снова пришел сезон штормов. Но я уже ничего не боялась.

Моему бутику сейчас седьмой год. Мы не прогорели, нас не обобрали злые люди, как пророчили «доброжелатели», не уничтожил кризис. Да, я не вхожу в первую десятку и даже двадцатку российских модельеров, но пару коллекций в Милан свозила. И не вижу никаких причин для беспокойства.

В моем случае новое имя действительно помогло. Но не по примитивной схеме: назвалась иначе, и жизнь тут же волшебным образом изменилась. Сначала я нашла в себе силы поменять имя. Серьезный шаг, но не так страшно и сложно.

[attention type=green]

Потом смогла честно признать, что мы с юриспруденцией друг другу совершенно неинтересны, и бросить университет. Это было уже сложнее, но опыт с переменой имени вселил в меня уверенность. А если я смогла это, то и получить другое образование тоже смогу.

[/attention]

Удались три больших перемены — значит, получится и четвертая, и пятая, и шестая… Просто иди и делай! Так что София научила Наташу уважать собственные желания и искать пути для их воплощения.

Сара, 32 года: «Новое имя принесло мне проблемы в личной жизни»

Никаких еврейских предков у меня не было, но имя Сара полюбилось, как только я его услышала. И вы внимательно послушайте: Сар-р-р-ра! У него жесткий каркас, сильный позвоночник, Сара — это сила, энергия, движение, независимость…

Не то что мое родное — Галина. Во-первых, оно мне не нравилось. А во-вторых, Галина означает «тишина», «спокойствие», я же росла хулиганкой и тихой уж точно не была.

Поэтому перед получением паспорта поставила всех перед фактом: я — Сара и никак иначе!

Мама схватилась за сердце: она казачьих кровей и бытовой антисемитизм ей не чужд. А папа — человек спокойный, он меня выслушал и согласился.

Кроме того, у него у самого редкое имя, а Сара Генриховна звучит куда лучше, чем Галина Генриховна. Среди одноклассников нашлись желающие пошутить.

Галя, наверное, втянула бы голову в плечи, а Сара выпрямила спину и вломила остроумцам самым не парламентским способом. Больше вопросов не возникало.

Помогало ли мне новое имя? Всегда! В самые тягостные минуты — а их было предостаточно — я выпрямляла спину, сжимала кулаки и загоняла слезы поглубже. Потому что Сара не плачет! Она же не Галочка какая-нибудь. Но должна признать, что это принесло мне проблемы в личной жизни.

Я совершенно не способна к компромиссам. Хотя готова признавать чужую правоту, если мне ее убедительно и аргументированно докажут. Однако доказывать большинство мужчин не собираются, они хотят, чтобы женщина просто: а) лежала, б) тихо, на том простом основании, что он — мужчина.

Была бы я Галей, возможно, и согласилась бы, но я же Сара! Поэтому сыновей воспитываю сама. Видеться с отцом парням не запрещаю, но наше с ним общение минимально. Сильная женщина уживается либо с подкаблучником, либо с мужчиной еще более сильным, чем она сама. Мне подкаблучник неинтересен.

И не надо рассказывать про 40 кошек сильной независимой женщины, хоть вы не транслируйте эту глупость!

Тамара, 53 года: «Кто сказал, что это перемены к лучшему?»

В нашей семье уже которое поколение происходит какая-то чехарда с фамилиями, поэтому, когда сын сказал, что хочет фамилию поменять, я возражать не стала.

Он носит фамилию, доставшуюся мне от первого мужа, с которым мы прожили очень недолго, и отцом ребенка он не является. Просто после развода я не стала менять документы, потому что и моя девичья фамилия — она не моя, а моего отчима.

Думаю, он был хорошим человеком, но очень рано умер, и я его почти не помню. Так что метания сына мне понятны, но с некоторых пор я перестала активно его в этом поддерживать.

Дело в том, что буквально у меня на глазах разыгрались две трагедии, и произошло все именно после того, как люди сменили фамилии. У меня есть две хорошие знакомые, которые растили дочерей одни. Обе дочки — симпатичные пробивные умницы, после школы уехали в Москву.

Одна к 28 годам стала заместителем директора крупной фирмы, другая окончила престижный вуз и работала в крупном издательстве. И девчонки мечтали этих самых отцов найти, и не просто мечтали, а действовали. Нашли, познакомились, стали общаться. Папы ничего не имели против обретенных дочерей.

Еще бы, дочки-то умницы и красавицы!

Но очевидно, детские проблемы не отпускали, и девушки решили поменять документы. Изменили фамилии на отцовские, взяли новые отчества. Прошло несколько лет, и казалось, что уж теперь-то точно все будет хорошо. Но недавно у одной из девушек обнаружили серьезнейшее заболевание.

[attention type=yellow]

Она не сдается, лечится, не теряет надежды, дай ей бог сил и удачи на этом пути. А другая… уже несколько лет находится в тюрьме, куда попала за убийство человека. В это до сих пор никто не может поверить! Так что пережду, пожалуй, эти устремления моего сына, постараюсь его утихомирить и отговорить. Пусть все останется, как есть.

[/attention]

Я верю в то, что, меняя имя или фамилию, человек меняет жизнь. Но кто сказал, что это будут перемены к лучшему?

Любава, 28 лет: «А ничего и не изменилось!»

Я с детства терпеть не могла свое имя. Чушь какая-то: «Люба упала с дуба!» А полный вариант — Любовь — всегда казался слишком высокопарным. И все же прожила с ним целых 25 лет. А оттрубив четверть века, решила, что настала пора что-то менять.

Профессия меня устраивала, город — тоже, личной жизни на тот момент не было, и имя оказалось самым сильным раздражителем. Тем более что у меня простецкая фамилия, так пусть хотя бы имя будет приличным! Кроме того, мне кажется, что Любовь — это любящая, а Любава — любимая.

Пусть эгоистично, но второе мне нравится больше.

Честно говоря, в  душе я надеялась, что после этого моя жизнь начнет меняться. Но ничего подобного не произошло. Может, потому что новое имя очень похоже на прежнее? Все меня зовут Любой, как и раньше.

Да и как еще называть Любаву? Я осталась на той же работе, живу в той же квартире. Характер, пристрастия увлечения, отношения с людьми — все осталось таким же.

Только имидж вслед за именем поменялся: у меня была коса, а теперь асимметричная стрижка, одежда стала менее классической, хотя имя вроде бы диктует, что должно быть наоборот. Ну, а и ладно! Главное — имя не раздражает.

Источник: https://gubdaily.ru/lifestyle/obzor/posle-togo-kak-ona-pomenyala-dokumenty-u-nee-nashli-sereznuyu-bolezn-zachem-lyudi-menyayut-imena-i-k-chemu-eto-privodit-chetyre-realnyx-istorii/

Все о ваших правах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: