ФКУ ИК-18 Исправительная колония какой суд закреплен за этой колонией.

Содержание
  1. Полковник ФСИН Хуснетдинов: «Не собираюсь препятствовать, скрываться, бежать»
  2. Арест — «для исполнения приговора»?
  3. Сотрудников и начальника колонии обвиняли в жестокости
  4. Самые страшные тюрьмы России. Часть вторая
  5. Мордовская зона (официальное название «ФКУ ИК-1 УФСИН России по Республике Мордовия»)
  6. Чёрный беркут (ИК-56 ГУФСИН России по Свердловской области)
  7. Вологодский пятак (ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области)
  8. Полярная сова (официальное название — «ФКУ ИК-18 УФСИН России по ЯНАО»)
  9. Белый лебедь (официальное название — ФКУ ОИК-2 ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю)
  10. Чёрный дельфин(офиц. Федеральное казённое учреждение «Исправительная колония № 6 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Оренбургской области»; до 2007 года — ЮК-25/6)
  11. Что такое колония-поселение для осужденных?
  12. Что собой представляет колония-поселение?
  13. Какие особенности есть
  14. Условия отбывания наказания здесь
  15. Какие границы у колонии-поселения
  16. Что должно быть в колонии
  17. Обязанности и ограничения осужденных
  18. Сколько длится карантин
  19. Колония «Черный дятел»
  20. Колония Кировской области
  21. Авторитетные заключенные
  22. Молчание Вятлага. Кто ответит за насилие в кировских колониях?
  23. В тихом омуте
  24. Обратный эффект
  25. Анастасия Зотова: ИК-1 «Надвоицы» — пыточная колония Карелии
  26. Вот, например, человек, с которого началось по факту наше расследование пыток в ИК-1: Зайцев Александр Николаевич по прозвищу «Архара»
  27. Василькова попутно поговорила с ещё одним заключенным. Тот дал показания, но страшно боится и просит приехать правозащитников из Москвы
  28. Ещё свидетельства о пытках в ИК-1 респ. Карелия от человека, имя которого обещали не раскрывать. Он находился в ИК-1 до недавнего времени, о происходящем там рассказал родственникам
  29. Вот один бывший заключенный ИК-1. Интересно, что он использует даже не слово «бьют», а слово «убивают». Вот что рассказывает про пытки холодом
  30. Вот — другой бывший заключенный ИК-1. Часть разговора — вот она, очень по-человечески рассказанная история, достойная пера Солженицына
  31. А вот из той же колонии ИК-1 — заявление, датированное 12.01.2015 года, пришло в фонд «За права человека» от Малыгина Сергея Васильевича
  32. А вот письмо заключенного, который писал ещё жалобы в апреле 2012 года
  33. Раньше мы публиковали опрос Али Исламова — он тоже был в ИК-1, и тоже подтверждает ад. Его показания — ещё от 2010 года. И это ещё малая часть информации по пыткам, которая у нас есть…

Полковник ФСИН Хуснетдинов: «Не собираюсь препятствовать, скрываться, бежать»

ФКУ ИК-18 Исправительная колония какой суд закреплен за этой колонией.

Сегодня в Верховном суде Татарстана состоялось заседание по делу начальника ИК-5 УФСИН России по РТ Малика Хуснетдинова. Полковник, находящийся под домашним арестом, пришел в здание суда в сопровождении младших по званию, лейтенанта и прапорщика, к 9 утра, как было назначено.

Но началось заседание лишь около 12 часов дня. Все это время руководитель колонии ожидал своей очереди в холле у всех на виду, не нервничая, не порываясь куда-то уйти.

Во время заседания он уверенно держался, спокойно отвечал на вопросы, не ожидая, что участь его как-то может резко поменяться, — даже никаких вещей с собой у Хуснетдинова не было.

39-летний Малик Хуснетдинов, разведен, отец двух несовершеннолетних детей, ранее к уголовной ответственности не привлекался. У него два высших образования: окончил Казанский юридический институт МВД и Академию права и управления ФСИН. Работал оперуполномоченным в управлении УИН Минюста по РТ, вырос до старшего оперуполномоченного отдела оперативно-разыскной деятельности ГУФСИН по Татарстану, затем стал замначальника Казанской ВК УФСИН по РТ, а с 2010 года был в руководстве исправительных колоний ИК-2, ИК-18. В апреле нынешнего года Хуснетдинова назначили начальником ИК-5.

Сегодня Верховный суд Татарстана рассмотрел апелляцию в отношении меры пресечения Малика Хуснетдинова.

Напомним, его подозревают в незаконной передаче 11 сотовых телефонов заключенным исправительной колонии №18 и получении за это взятки 100 тыс. рублей от осужденного.

По версии следствия, преступление обвиняемый совершил с сентября по декабрь 2018 года, когда руководил ИК-18 УФСИН РФ по Татарстану.

[attention type=yellow]

6 августа начальника ИК-5 задержали сотрудники ФСБ. Следственный комитет ходатайствовал в суде о его заключении под стражу до 16 сентября, с учетом подозрения на тяжкое преступление, наказанием за которое может быть лишение свободы до 10 лет.

[/attention]

Но 7 августа Приволжский суд Казани постановил заключить Хуснетдинова под домашний арест так же, до 16 сентября.

Как уже сообщала пресс-служба Следкома, после возбуждения уголовного дела в отношении начальника колонии устанавливали все обстоятельства и выявляли дополнительные эпизоды предполагаемой преступной деятельности, но пока новых эпизодов в деле Хуснетдинова не появилось.

В ответ на решение суда помощник прокурора Приволжского района Казани Айдар Гуманов обратился в Верховный суд РТ с апелляцией. Он считает постановление судьи незаконным. Гуманов в своем представлении указал, что судья не учел «всех имеющих значение обстоятельств».

Помощник прокурора отметил, что Хуснетдинов «подозревается в тяжком умышленном преступлении, что он может скрыться от предварительного следствия и суда, способствовать сокрытию следов преступления, оказать давление на участников преступления».

Поэтому председательствующий сегодня в Верховном суде Айрат Сабиров зачитал представление Гуманова, который настаивал на более строгой мере ограничения свободы обвиняемого.

В ответ на решение суда помощник прокурора Приволжского района Казани Айдар Гуманов обратился в Верховный суд РТ с апелляцией

Арест — «для исполнения приговора»?

Обвиняемый выслушал доводы апелляционного представления помощника прокурора. Кроме того, что он против этой апелляции, ему больше нечего было добавить. Айрат Сабиров, завершив судебное следствие, перевел его в прения. Адвокат Хуснетдинова Галина Кайнова возразила против апелляции Гуманова.

— Считаю, что постановление вынесено судом правильное. Представление помощника прокурора необоснованное, он ссылается на тяжесть обвинения по уголовному делу. «Тяжесть» не является единственным основанием для избрания меры пресечения — заключения под стражу, — утверждала защитница.

Она назвала и остальные доводы тоже несостоятельными.

— В ходатайстве указано, что Хуснетдинов может «продолжать заниматься преступной деятельностью» — это не основано ни на каких действительных фактах. Невозможно представить, чтобы начальник колонии действительно «продолжал бы заниматься преступной деятельностью». Этот довод не имеет подтверждения, — сообщила Галина Кайнова.

По ее мнению, не выдерживает критики довод ходатайства о том, что обвиняемый может использовать свои связи в правоохранительных органах.

— Получается, что он может воспрепятствовать производству по делу, то есть использует связи в органах предварительного следствия.

Что он может, воздействовать на Следственный комитет каким-то образом и решить вопросы в свою пользу? На мой взгляд, это представляется невозможным.

Доводы, что он может оказать давление на свидетеля… Мы знаем, что исправительная колония — режимный объект, а свидетели, которые допрошены по делу, сами отбывают наказание — все передвижения не могут остаться незамеченными, — уверена адвокат.

Адвокат Хуснетдинова Галина Кайнова возразила против апелляции Гуманова. Фото Екатерины Аблаевой [attention type=red]

Она полагает, что и утверждение о том, что ее подзащитный может скрыться от следствия и суда, также далеко от реальности.

[/attention]

— По факту имеем, что все это время, с 7 августа, человек пребывал под домашним арестом и сейчас находится в зале судебного заседания — фактом своего появления подтверждает, что не собирается скрываться, — продолжала Кайнова.

Она считает, что для заключения под стражу нужна исключительная причина, когда избрание иной меры невозможно.

— Домашний арест — мера достаточно строгая, которая лишает человека определенной степени свободы, — настаивала на своем защитница.

Она отметила и то, что в ходатайстве следователь просит заключить Хуснетдинова под стражу «для обеспечения исполнения приговора». «Такое основание является антиконституционным, учитывая презумпцию невиновности.

На сегодня предопределять какой-то приговор — это незаконно и неправильно.

Избирать меру пресечения, заключение под стражу, «для исполнения приговора» — предполагать, что лицо может получить реальное лишение свободы, конечно, незаконно, — повторила несколько раз Кайнова, обращаясь с просьбой отказать в ответ на ходатайство помощника прокурора.

Подзащитный был немногословен.

— Не собираюсь препятствовать судопроизводству, скрываться, бежать. Находясь под домашним арестом, не собираюсь влиять на участников производства, — перечислил Малик Хуснетдинов, как заученные, все условия домашнего ареста, обещая их соблюдать.

«Не собираюсь препятствовать судопроизводству, скрываться, бежать. Находясь под домашним арестом, не собираюсь влиять на участников производства», — перечислил Малик Хуснетдинов все условия домашнего ареста. Фото Екатерины Аблаевой

Однако, несмотря на это, после совещания суд постановил отменить решение Приволжского районного суда Казани и вынес новое решение, которое удовлетворило ходатайство помощника прокурора.

Малика Хуснетдинова заключили под стражу прямо в зале суда на 26 суток — до 16 сентября.

Для сопровождавших, которым пришлось арестовывать сослуживца, старшего по званию, для адвоката Кайновой, да и для самого обвиняемого такой поворот стал, скорее всего, полной неожиданностью.

В каком изоляторе будет сидеть «гражданин начальник», в суде не прозвучало. В одну камеру с уголовниками его, конечно, не поместят. Для действующих и бывших сотрудников правоохранительных органов предусмотрены отдельные камеры.

«Плохо, что это произошло в пятницу. И он как пришел налегке, так и отправился. И теперь до понедельника — никаких передач», — отмечает Галина Кайнова. — Честный, порядочный парень, и живет, поверьте, на очень скромные деньги.

У него только ипотека, и никаких счетов».

Сотрудников и начальника колонии обвиняли в жестокости

Напомним, родственники заключенных, как и сами заключенные, не раз предъявляли Хуснетдинову обвинения в жестокости и нарушении прав человека.

К примеру, отправлять заключенных в штрафной изолятор более чем на 15 дней законом запрещено, но при Хуснетдинове эти сроки варьировались от месяца до 75 дней. Один из заключенных, отправленных в СИЗО на два месяца, даже объявлял голодовку.

После чего суд еще весной этого года признал, что такие действия начальника могут рассматриваться как пытки.

С ИК–18, в которой Малик Хуснетдинов был заместителем начальника с 2012 года, а с 2017 года вплоть до апреля нынешнего руководил ею, связана скандальная история об избиении заключенных. Фото fsin-atlas.ru [attention type=green]

Кроме того, с ИК–18, в которой Малик Хуснетдинов был заместителем начальника с 2012 года, а с 2017 года вплоть до апреля нынешнего руководил ею, связана еще одна скандальная история об избиении заключенных.

[/attention]

По данным следствия, в августе 2018 года оперативники Ленар Гаязов и Андрей Семенов избили заключенного.

Из материалов уголовного дела следует, что в 2015 году тот же Гаязов с помощью «деревянного предмета» нанес удары другому осужденному.

Общество Татарстан

Источник: https://realnoevremya.ru/news/184754-segodnya-v-kazani-arestovali-nachalnika-kolonii-ik-5

Самые страшные тюрьмы России. Часть вторая

ФКУ ИК-18 Исправительная колония какой суд закреплен за этой колонией.

И снова здравствуйте, уважаемые читатели! Продолжаем

Мордовская зона (официальное название «ФКУ ИК-1 УФСИН России по Республике Мордовия»)

Это колония особого режима. В ней отбывают наказание в том числе и заключенные со сроками до 25 лет и пожизненно осужденные. Это серийные убийцы,педофилы, лидеры ОПГ. Таких тут по данным Википедии 160.

взято с ЯК

Чёрный беркут (ИК-56 ГУФСИН России по Свердловской области)

Находится в поселке Лозьвинский, что в Свердловской области. Рассчитана на 499 мест. Во времена СССР это была единственная колония, в которой содержались осужденные, которым смертная казнь была заменена на двадцатилетние сроки. Позже, когда появилось пожизненное заключение, был открыт дополнительный корпус.

На каждой камере расположена табличка, на которой написано имя, за что осужден и возраст жертв. Это сделано для того, чтобы у охранников не было желания помочь заключённым.

В «Черном беркуте» отбывают свой срок осужденные, совершившие преступления с особой жестокостью: серийные убийцы, маньяки, террористы, педофилы, хладнокровные убийцы детей.

взято с ЯК

Вологодский пятак (ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области)

Одна из восьми исправительных колоний особого режима для пожизненно заключённых в России. Находится в бывшем Кирилло-Новоезерском монастыре на озере Новом (остров Огненный) вблизи города Белозерска, в Белозерском районе Вологодской области. Сам монастырь был построен в 1517 году.

Спустя 400 лет, после революции 1917г. большевики сделали из монастыря колонию для врагов революции. В 1930-е и 1940-е годы здесь была колония для политзаключенных в системе ГУЛАГа.

В 1938 году здесь размещалась Новоезерская ИТК-14, после войны ИТК-6, ЛО-17, который в пятидесятые годы был реорганизован в лагерный пункт строгого режима. После смерти Сталина в 1953 году колония была превращена в обычную тюрьму для опасных преступников.

В 1956 в ИТК-17 был установлен строгий режим для мужчин, осуждённых в первый раз за бандитизм и убийство. В 1994 году впервые в вологодском регионе и в России на её базе была создана исправительная колония с новым видом уголовного наказания — пожизненное лишение свободы.

В 1997 году монастырь стал тюрьмой исключительно для заключённых, отбывающих пожизненную меру наказания. После введения в 1996 году в России моратория на исполнение приговоров к смертной казни эти приговоры стали автоматически означать пожизненное тюремное заключение.

В настоящее время — одна из восьми колоний для пожизненно заключённых в России («Вологодский пятак», ИК-5).Всего в тюрьме содержится 192 заключённых. Среди них убийцы,насильники,педофилы, террористы,

взято с ЯК

Полярная сова (официальное название — «ФКУ ИК-18 УФСИН России по ЯНАО»)

Находится за полярным кругом, в ЯНАО. Там содержатся террористы, серийные убийцы, маньяки. Среди них Н.А. Кулаев – один из организаторов террористического акта в бесланской школе. А.М. Воеводин – один из создателей экстремистской группировки БТО.

А.Ю. Пичушкин – знаменитый маньяк из Битцевского парка, жестоко убивший больше 60 человек. И.В.

Горячев – один из лидеров террористической группировки «Русский образ», Помазун, Сергей Александрович – Белгородский стрелок, совершивший массовое убийство

Общаться между собой заключённые могут только шёпотом. Передвигаются в согнутыми, в наручниках за спиной.

взято с ЯК

Белый лебедь (официальное название — ФКУ ОИК-2 ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю)

Колония для пожизненно осужденных в Соликамске. С 1938 по 1955 была лагерем для политзаключённых. Считается одной из колоний с самым жестоким режимом.

В ней содержатся убийцы, насильники, члены бандитских формирований, лидеры организованных преступных группировок, на счету которых — такие серьёзные преступления, как захват заложников, похищение людей, заказные убийства и др. В настоящее время в ней насчитывается около 300 человек.

В разное время в ней находились : Вася Бриллиант (вор в законе),Крымшамхалов, Юсуф Ибрагимович (организатор подрыва жилых домов в Москве и Волгодонске), Максим Владимирович Петров (маньяк, убивший 11 человек), Сергей Васильевич Ряховский (18 доказанных убийств)

взято с ЯК

Чёрный дельфин(офиц. Федеральное казённое учреждение «Исправительная колония № 6 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Оренбургской области»; до 2007 года — ЮК-25/6)

Находится в городе Соль-Илецк. В ней так же содержатся заключённые с пожизненными сроками.В колонии поддерживается строгая изоляция от контактов между заключёнными. В камере находятся по два-четыре человека, однако есть заключённые, содержащиеся в одиночных камерах (например, людоед Владимир Николаев). Во избежание конфликтов сокамерники подбираются после работы с психологом.

Заключённые находятся под постоянным видеонаблюдением, спят при включённом свете. При выходе из камеры под конвоем за заключённым следуют кинолог с собакой. Подъём в 6 утра, после этого следующие 16 часов лежать и сидеть на койках категорически запрещается.

Характерная черта колонии «Чёрный дельфин» — при переходе в другой корпус заключённым завязывают глаза повязкой для дезориентации, чтобы они не могли запомнить план колонии. Минимальное количество конвоиров, сопровождающих заключённого — три человека и кинолог с собакой.

[attention type=yellow]

Каждые 15 минут по камерам проходят дежурные. Размер камеры составляет 4,5 м², причём заключённые отделены от дверей и окон массивными стальными решётками; таким образом, камера представляет собой клетку в клетке. Из зарешёченного окна видна только узкая полоска неба.

[/attention]

Ежедневные полуторачасовые прогулки (при хорошем поведении их могут увеличить до двух часов) заключённых проводят в специальном закрытом боксе.

В этой тюрьме так же содержатся убийцы,насильники,террористы, главари ОПГ.

взято с ЯК

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5caa28af71871700afcb96c1/samye-strashnye-tiurmy-rossii-chast-vtoraia-5d000152582ec400ab67eaf4

Что такое колония-поселение для осужденных?

ФКУ ИК-18 Исправительная колония какой суд закреплен за этой колонией.

Колония-поселение: что это такое и как там живут – такой вопрос возникает у многих, кто сталкивается с подобным наказанием.

И, действительно, не всем и не всегда сразу понятно, чем отличается такой вариант наказания от прочих колоний и тюрем с разными формами содержания.

Что собой представляет колония-поселение?

Что такое колония-поселение для осужденных, хорошо расписано в российском законодательстве.

По определению это разновидность исправительных учреждений, в которых отбывают наказание те, кто осужден к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности.

Кроме того, попасть в колонию-поселение могут и те, кто впервые совершил преступление, правда, только также, которые относятся к категории небольшой или средней тяжести.

В России такие колонии расположены преимущественно в северных и восточных регионах, где много лесов.

Первые тюрьмы такого плана появились в советской России в 1963 году. Тога они относились к категории исправительно-трудовых колоний-поселений.

В 2020 году, как и ранее, в таких исправительных учреждениях преимущественно находятся те, кто:

  • Совершили преступление по неосторожности и осуждены за это на срок не более 5 лет.
  • Положительно характеризуются во время заключения под стражу и переведены из колоний общего и строго режима.

Отбывание наказания в колонии-поселении назначается судом по совокупности тяжести наказания и улик. Многих волнует вопрос: каковы условия содержания в таких колониях.

Какие особенности есть

Чем отличается колония общего режима от колонии-поселения – вопрос, интересующих тех, кому грозит такое наказание. Как отмечают эксперты, по сути своей проживание в колонии-поселении – это и не наказание вовсе.

Такая форма исправительных работ больше напоминает вахту в какой-то лесистой местности или на предприятиях деревообрабатывающей промышленности.

Здесь отсутствует тотальный контроль со стороны руководства колонии, а также практически нет надзирателей.

По сути своей персонал тут нужен только для того, чтобы отслеживать, как заключенные стараются адаптироваться социально, могут вести жизнь без преступлений, не превышая рамок дозволенного и общепринятого.

[attention type=red]

В колонии нет серьезных ограждений, вследствие чего у арестантов нередко возникает желание самовольно покинуть свое исправительное учреждение.

[/attention]

Однако в связи с тем, что находятся такие колонии в лесах, где не ходит транзитный транспорт, а без еды и воды в которых жизни просто нет, поиски беглецов обычно быстро заканчиваются успехом.

Условия отбывания наказания здесь

В колонии-поселении действуют следующие условия:

  • За арестантами не наблюдают надзиратели: все заключенные могут беспрепятственно передвигаться по территории учреждения. Также им бывает разрешено посещать соседние населенные пункты, если таковые имеются и если есть на то договоренность между колонией и поселком.
  • Нет ограничений на получение посылок: правда, есть исключение – нельзя проносить на территорию колонии посылки, в которых могут содержаться предметы, провоцирующие асоциальный образ жизни.
  • Форма одежда – гражданская: поэтому на вопрос: что взять с собой в колонию-поселению, ответ прост: привычный стиль. Считается, что таким образом те, кто отбывают наказание, не выделяются на фоне других, что помогает им проще адаптироваться.
  • Колонии делятся на гендерные: мужские, женские, детские.
  • Администрация может в любой момент провести обыск: при обнаружении предметов, которые относятся к категории запрещенных к нарушителю будут применены санкции, вплоть до перевода в исправительную колонию.
  • Вне зависимости от материального положения осужденного он обязательно должен трудиться – именно труд должен выработать полезные привычки. Вся работа ведется в соответствии с трудовым законодательством.
  • В свободное от работы время осужденные могут осваивать новые профессии – для этого на территории колонии есть образовательные учреждения.

В колонии-поселении можно даже проживать с семьей. Это возможно, если человек зарекомендовал себя положительно. Тогда он может жить с семьей в арендованной помещении.

В такой ситуации ему придется не реже, чем 4 раза в месяц ходить в колонию и отмечаться.

Отдельно стоит рассмотреть вопрос: можно ли пользоваться мобильным телефоном, имеет вполне просто ответ. Несмотря на такую свободу, использовать средства связи заключенным нельзя.

Какие границы у колонии-поселения

Колония-поселение должна быть оформлена по определенным правилам.

Так, если она стоит в пределах населенного пункта, то ее территория будет огорожена, появится контрольно-пропускной пункт.

При этом проходить через него свободно могут только представители администрации и сами поселенцы.

Границы зависят от расположения исправительного учреждения – ориентиром служит радиус в 5 км от центра колонии.

Что должно быть в колонии

Если рассматривать внутреннее обустройство колонии-поселения, то в ее пределах должно быть все необходимо для полноценной жизни арестантов.

На территории присутствуют:

  • Амбулатория и стационар.
  • Столовая.
  • Магазин.
  • Баня.
  • Школа.
  • Библиотека.
  • Актовый зал.
  • Кинозал.

Отдельно предусмотрены условия для приема гостей – тех, кто приедет к осужденному на свидание.

Дежурная смена администрации выполняет определенные контролирующие функции:

  • Выясняет наличие всех осужденных в пределах колонии в промежуток времени между отбоем и подъемом.
  • Осуществляет проверку поведения их в быту и на работе.
  • Контролирует личные взаимоотношения.
  • Пресекают попытки доставить на территорию исправительного учреждения запрещенных предметов, которые прописаны в уставе исправительного учреждения.
  • Обеспечивают психологическую стабильность.

Обязанности и ограничения осужденных

Естественно, что при столь мягком наказании все осужденные имеют определенные обязанности, а также могут быть ограничены в правах.

В числе обязанностей называют:

  • Запрос разрешения на выход за пределы исправительного учреждения.
  • Обязанность работать – можно найти себе работу самостоятельно, все свои жизненные потребности заключенные обеспечивают сами.
  • Необходимость сдать по прибытии все свои документы руководству колонии: всем выдается справка, которая заменяет на время отбывания наказания паспорт и прочие документы, ее используют и при трудоустройстве, а также для получения почтовых отправлений и даже для заключения брака.

Есть и ряд действий, которые выполнять арестантам нельзя. Так, к их числу относят:

  • Выход за пределы колонии без разрешения со стороны руководства колонии.
  • Запрет на пронос алкоголя и наркотиков на территорию.
  • Запрет на пронос и хранение оружия любого вида.
  • Нельзя заключенным приобретать свои транспортные средства.
  • Нельзя покупать медицинские препараты самостоятельно без врачебного рецепта.

Сколько длится карантин

Что такое карантин в колонии-поселения – этот вопрос задается теми, кто собирается на переезд нередко. Карантин в исправительных учреждениях регулируется частью 2 статьи 79 УК.

Осужденные, прибывшие к месту отбытия наказания, проводят в карантине до 15 суток. В этот период они пребывают в обычных условиях отбывания наказания.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/koloniya-poselenie-chto-eto-i-kak-tam-zhivut/

Колония «Черный дятел»

ФКУ ИК-18 Исправительная колония какой суд закреплен за этой колонией.

Вор в законе Сергей Асатрян — Осетрина младший, на данный момент является одним из воров, кто находится в ФКУ ИК №6 по Кировской области

Колония особого режима номер 6, находящаяся в Кировской области и имеющая в простонародии название «Черный дятел«, является одной из самых жестких тюрем в уголовно-исправительной системе России.

По словам заключенных, которые отбывали сроки здесь и в других тюрьмах, «Черный дятел» — это настоящий ад для арестантов. Даже страшные легенды, рассказывающие об этом учреждении далеки от того, что на самом деле творится в его застенках.

По словам ФСИНовцев, работающих в этой колонии, для них считается делом чести сломать авторитетных арестантов, чтобы те отреклись от воровского «хода».

Колония Кировской области

ФКУ ИК-6 располагается на окраине посёлка Восточный в Кировской области. На территории колонии находится швейный участок, где заключенные изготавливают рабочие рукавицы, комбинезоны, куртки, постельные принадлежности, чехлов для санок и прочие принадлежности.

Также функционируют цех лесопиления, и цех производства столярных изделий. Хлеб заключенные пекут здесь же, обеспечивая им не только колонию, но и близлежащие розничные магазины.

На территории находится и филиал уилища, где арестанты проходят обучение по рабочим специальностям.

Швейный цех в ФКУ ИК 6 по Кировской области

Говорят, что зимой на территории тюрьмы довольно красочно и заключенные даже делают снежных персонажей и воссоздают эпизоды сражений Отечественной войны 1812 года и Великой Отечественной войны, а также другие исторические события. А летом проводится конкурс на лучший ландшафтный дизайн.

Однако ФКУ ИК 6 по Кировской области, несмотря на официальную информацию, имеет и другую сторону, о которой знают лишь заключенные, побывавшие в этой тюрьме и рассказавшие о том, что на самом деле творится в ее застенках.

По информации некоторых СМИ можно выделить достаточно неприятную картину, которая происходит с заключенными. Так, по некоторым данным, в колонии практикуется так называемая «приемка» — когда вновь прибывших арестантов подвергают избиениям.

В дальнейшем происходит «ломка» в карантинном отделении, где с помощью того же физического воздействия авторитетных в уголовном мире людей заставляют отказаться от воровских традиций и собственноручно написать об этом заявление.

В дальнейшем некогда грозного авторитета могут заставить надеть нарукавный знак, который носят осужденные состоящие на должностях дневальных или бригадиров, заниматься грязной и унизительной работой.

Члены ОНК в камере «Черного дятла»

Именно поэтому воры в законе, положенцы и смотрящие действительно испытывают страх перед тюрьмой «Черный дятел». Их после соответствующей обработки ставят бригадирами или завхозами, в подчинении которых находятся другие арестанты.

Таким образом неминуемо происходят стычки между заключенными, и авторитет, пошедший на поводу администрации, уже навсегда лишался уважения. Как говорит источник, были случаи, когда бывшие смотрящие могли взять в руки оружие — биты, палки или арматуру и встречать вновь прибывший этап.

  Кто-то сравнивает «Черный дятел» с другой не менее страшной колонией «Белый лебедь«, где практиковались пытки заключенных.

Как сказала правозащитница Лариса Фефилова:

— В Кирове есть страшная «пыточная» колония № 6, в простонародье — «Чёрный дятел». Чтобы оттуда выехать не инвалидом, чтобы вообще выжить там, люди пишут явки с повинной, берут на себя любые чужие дела. За последние два года я встретилась с четырьмя такими людьми. Причем страшная тенденция: в этот «Чёрный дятел» увозят заключенных из Удмуртии.

Авторитетные заключенные

Стоит отметить, что в январе 2018 года в ФКУ ИК-6 «Черный дятел» был этапирован известный вор в законе Арсен Ереванский. Будучи уже практически инвалидом, он провел в колонии четыре с половиной месяца, вместо положенных трех с половиной лет. Обнаруженный смертельный диагноз помог вору избежать тех передряг, о которых сообщали СМИ, и он успешно отбыл на свободу в июне того же года.

Вор в законе Арсен Мкртчян — Арсен Ереванский

Помимо него в этой колонии успели побывать и такие законники, как Лаша Шушанашвили (Лаша Руставский), прибывший сюда в далеком 1989 году.

  В августе 2011 года в тюрьму заехал вор Камо Егиазаров (Камо Московский), убывший только в 2014 году в Верхнеуральскую тюрьму.

[attention type=green]

В 2016 году в ФКУ ИК 6 по Кировской области находилось сразу двое законников — Геворг Григорян (Геворик Нефтекамский) и Мамука Чхаберидзе (Мамука Хонский).

[/attention]

Слева воры в законе: Сергей Акимов (Аким Волгоградский) и Камо Егиазаров (Камо Московский)

Не обошла участь «Черного дятла» и скандально известного вора в законе Сергея Асатряна (Осетрина Младший). Он прибыл в шестую колонию поселка Восточный в июле 2018 года, ровно через месяц после освобождения отсюда Арсена Ереванского.

Как показала практика, действительно со спецконтингентом администрация управляется быстро.

В январе 2019 года на свет появилась официальная справка из тюрьмы, подписанная начальником колонии, что Сергей Асатрян привлечен к труду швеем в бригаде №50.

Источник: https://www.mzk1.ru/2019/06/koloniya-chernyj-dyatel/

Молчание Вятлага. Кто ответит за насилие в кировских колониях?

ФКУ ИК-18 Исправительная колония какой суд закреплен за этой колонией.

«Меня повалили в снег и начали топить в снегу, я стал задыхаться. Насыпали снег везде, под одежду, под нижнее бельё. Это происходило минут 15.

Затем меня затащили в карантин В кабинете начальника карантина разорвали всю одежду и раздели догола » Это далеко не самая шокирующая часть рассказа Эдуарда Горбунова, заключённого ИК-6 Омутнинского района.

На профильных форумах колонию называют не иначе как «адом для арестантов», но это не единственное место, где бьют заключённых. Что происходит по ту сторону колючей проволоки, выяснял журналист портала Свойкировский.

В тихом омуте

Собственная пекарня, лесопилка, автосервис, студия телевидения, подсобное хозяйство, швейный цех и яркие ледяные скульптуры посреди вятской глуши… Колония ИК-6 особого режима в посёлке Восточный Омутнинского района по описанию больше напоминает благополучный посёлок, нежели наследницу Вятлага.

Заключённые, попавшие сюда за убийства, наркотики, экстремизм, исправно трудятся. В помещениях проходят ремонты, кировское телевидение снимает жизнеутверждающие сюжеты. Колония считается образцовой. Но среди заключённых это место известно как «беспредельная» зона.

На протяжении нескольких лет ИК-6 попадала в сводки происшествий. В 2010 году один из арестантов свёл здесь счёты с жизнью, в 2011 году прошла массовая голодовка, в период с 2012 по 2015 год заключённые и их родственники регулярно жаловались правозащитникам и журналистам на избиения заключённых.

О последнем случае стало известно со слов заключённого Эдуарда Горбунова. О сексуальном насилии, пытках паяльником и других унижениях он рассказал телеканалу «ЗонаТВ»:
– Они [сотрудники колонии] сказали, что «у тебя здесь всё только начинается». После этого меня стали душить, бросали на пол.

После этого мне ударили по затылку каким-то предметом. Когда я пришёл в себя, на мне была женская одежда. После этого мне было предложено отказаться от каких-то воровских традиций. Я сказал: «Не знаю, что это такое». После этого меня перевели в камеру ШИЗО и повалили на стол.

[attention type=yellow]

Эдуард Горбунов утверждает, что в пытках и издевательствах участвовали сотрудники колонии. Однако общаться по телефону руководство учреждения отказалось, в пресс-службе УФСИН по Кировской области информацию о пытках не подтвердили.

[/attention]

– Эту колонию постоянно посещают правозащитники, члены Общественного совета при УФСИН, – заявила начальник пресс-службы УФСИН по Кировской области Ирина Колчина. – Никаких жалоб при посещении заключённый не высказывал. Сейчас Следственный комитет проверяет информацию, которая была размещена на радиостанции «Эхо Москвы».

Как пояснили в Следственном комитете, проверка может занять до 30 дней и более. Всё это время Эдуард Горбунов проведёт в той же колонии. По словам бывшего заключённого Гасана, пытки там продолжаются по сей день и происходят с подачи начальства.

– Я отбывал наказание в колонии в п. Сорда Верхнекамского района с конца 2008 года, – рассказал бывший заключённый Гасанага Гасанбала оглы Гадиров. – Любимая фраза администрации: «Ничего не докажут». Говорили, что всё руководство страны об этих лагерях знает. Никакого контроля нет, прокурор свой, все прикрывают друг друга.

В колонии с самого начала психологически забивали человека так, чтобы он только сидел и молился, чтобы его хотя бы не трогали. Во время приёмки, когда этапом приезжаешь туда, как только выходишь из автозака, сотрудники колонии с дубинками начинают бить.

Осуждённые садятся на колени, и их бьют, пока они не начнут умолять и говорить, что на всё согласны. Потом я попал в 11-ю, а оттуда уже в ИК-6. Мне неприятно даже об этом говорить. Они там специально испортили канализационную систему всей колонии, чтобы туалеты были на улице.

В эти колодцы со всеми нечистотами специально кидали заключённых, которые провинились в чём-то или не покоряются, и они черпали всё это и возили в чанах по всей колонии, чтобы остальные смотрели.

С XIX века Вятка была известна как ссыльный край. Тенденция укрепилась в веке XX: Вятлаг стал одним из крупнейших лагерей ГУЛАГа. Сегодня в колониях Кировской области отбывают наказание более 11 тыс. человек — 1,2% от всего трудоспособного населения региона.

Известна своими порядками ещё одна колония Омутнинского района — ИК-17, где отбывал наказание бывший депутат ОЗС Сергей Лузянин. Он не раз жаловался на условия, до освобождения не дожил всего два месяца. Вот что вспоминает о колонии один из бывших заключённых:
– Раньше во время приёмки заключённых били, натравливали собак, – вспоминает бывший заключенный ИК-17 Сергей (имя изменено по просьбе респондента). – Сейчас, слава богу, это убрали. Избиения происходили руками актива (заключённые, которые сотрудничают с администрацией колонии, – прим. ред.) по команде администрации колонии либо по своим соображениям. Били, если не так посмотрел, «закусился» с администрацией, не вышел на работу или даже просто так. У них три биты: маленькая, средняя и большая. Тебе предлагают выбрать, какой битой избивать, — и бьют. Могут до нижнего белья раздеть и выгнать на мороз — стоять по несколько часов, пока им не надоест. Ещё был один арестант — Рогожа — которому всё сходило с рук. Он мог помочиться на заключённых, просто взять биту и забить человека. После такого пострадавшего отправляли не в больницу, а в СУС (строгие условия содержания – прим. ред.) или ШИЗО. Стольким парням он судьбы поломал! Руководство колонии обо всём знало, он жил как бог от этой безнаказанности. Но в кировской управе ещё по-божески обращаются. В Омской, Свердловской областях — там полный беспредел. Не менее «красочные» воспоминания о колонии оставил координатор «Национал-большевистской платформы» Михаил Пулин. В 2014 году он подробно рассказал журналисту «Каспаров.ru» про «омутнинский ад» — «воспитание» дубинками и марши на 40-градусном морозе. О жестоком обращении с заключёнными в ИК-3, ИК-20, ИК-1 и других колониях области в разные годы сообщали заключённые, их родственники и правозащитники.

Обратный эффект

После жуткой истории политзаключенного Ильдара Дадина, которую не стали замалчивать даже федеральные СМИ, о насилии в колониях заговорили по всей стране. Но, как и в случае с Дадиным, жалобы оборачиваются против самих заключённых. Например, заводят уголовное дело за ложный донос или клевету.

С такой ситуацией столкнулся бывший заключённый Алексей Галкин. Сегодня его дело об избиении рассматривают в Кирово-Чепецком суде.

– Я отбывал наказание в ИК-20. За то, что я пожаловался на условия в колонии, меня в штабе избил майор, – сообщил бывший заключённый ИК-20 Алексей Галкин. – Это было 6 января прошлого года.

У меня даже есть фотография с побоями. Я написал в Следственный комитет, была проведена проверка. Причём показания у меня не брали, объяснений я не давал. 5 мая вынесли решение об отказе в возбуждении уголовного дела. На следующий день у меня всё-таки взяли показания, которые даже не оформили задним числом.

А 20-го числа на меня завели уголовное дело по ст. 306 – заведомо ложный донос. Быстро сфабриковали дело, допросив пятерых активистов.

– Самое интересное в ситуации с УФСИН, что первичные показания осуждённых и свидетелей собирают те же оперативники, которые работают в колонии, – отметил заместитель председателя ОНК Кировской области Артур Абашев. – То есть по сути они сами на себя должны собрать материалы. Поэтому получается такой абсурд: все первичные материалы и объяснения берут сотрудники.

[attention type=red]

Правозащитник, член Общественной палаты Кировской области Михаил Плюснин отмечает, что даже освободившись из колонии, пострадавшие продолжают молчать:

[/attention]

– Сколько раз было, что человек освобождается, приходит ко мне, рассказывает, как и что происходило в колонии. Говорю ему: «Надо заявление в Следственный комитет написать, Вы ведь уже не в колонии. На свободе проще отстаивать свои интересы». Нет, не хотят в суд.

Кроме того, не всегда свидетели готовы подтвердить, что видели, как избивали, не всегда врачи фиксируют, что имеются на теле повреждения, иногда по странным сбоям техники не сохраняется видеозапись событий в видеорегистраторе сотрудника или стационарной камеры видеонаблюдения.

Если у кого-то нет цели посадить конкретного сотрудника, дело будет тихонько расследоваться и закончится отказом в возбуждении уголовного дела или уголовным делом в отношении заявителя за клевету.

Исполнительный директор общероссийского общественного движения «За права человека» Лев Пономарёв считает, что заключённых запугивают: они просто боятся передавать информацию правозащитникам. Но ситуация не безнадёжна, если изменить подход к следствию.

– Я добиваюсь того, чтобы было принято следующее решение: если заключённый пожаловался на пытки, то его надо защищать с помощью программы защиты свидетелей, вывозить в другую колонию или следственный изолятор в столице региона, или в другой регион, и только после этого проводить расследование, – считает Пономарёв. – К сожалению, следователи и даже прокуроры, как правило, стоят на стороне ФСИН. Это огромная проблема, я об этом уже 20 лет говорю, но система не хочет меняться. У нас есть ещё одно предложение, как изменить ситуацию. Мы предлагаем, чтобы следственная бригада приезжала из Москвы, а не местные следователи занимались этими случаями. Делать это нужно с помощью специальной следственной группы и под надзором Генеральной прокуратуры. В конце прошлого года Госдума под давлением общественности смягчила так называемый «закон садистов» — №503-ФЗ. Сейчас он детально регламентирует порядок и условия, когда сотрудники тюрем могут применять физическую силу. 9 января закон вступил в силу. По словам зампредседателя ОНК Артура Абашева, он ещё не сталкивался со случаями, когда суд вставал бы на сторону пострадавших осуждённых. На официальном сайте областной прокуратуры описан всего один такой эпизод: в 2011 году двое сотрудников УФСИН, избившие заключённого, получили наказание — по три года условно.

Для справки:

УК РФ, Статья 7. Принцип гуманизма: 1. Уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека. 2.

Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

Peter Macdiarmid/Getty Images, omutninsky.ru, ridus.ru, ombudsman.kirov.ru

Источник: https://kirov-portal.ru/news/podrobnosti/skolko-chelovek-rabotayut-v-vyatskikh-kolokolakh-chto-eto-za-lyudi-kak-vas-nashli-/

Анастасия Зотова: ИК-1 «Надвоицы» — пыточная колония Карелии

ФКУ ИК-18 Исправительная колония какой суд закреплен за этой колонией.

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Чем дальше в лес — тем больше ада.

Получили большое количество жалоб из ИК-1 респ. Карелия: не только на растяжки и избиения, но и на (извините!) «палки в жопу». Более десятка заключенных из ИК-1 и примерно столько же бывших заключенных говорят о пытках в этой колонии.

Вот, например, человек, с которого началось по факту наше расследование пыток в ИК-1: Зайцев Александр Николаевич по прозвищу «Архара»

Сообщил об избиениях, которые произошли с ним — несмотря на то, что ему до этого делали операцию на сердце. Вымогали деньги, «растягивали». Также Зайцев сообщил об УБИЙСТВЕ заключенного, которого произошло в мае 2015 года. Жалобы Зайцева уже поступили в следственные органы, об этом имеются уведомления.

К Зайцеву мы отправили адвоката Наталью Василькову, и в беседе с ней подтвердил и уточнил данные своей жалобы.

Василькова попутно поговорила с ещё одним заключенным. Тот дал показания, но страшно боится и просит приехать правозащитников из Москвы

«Я могу пояснить, что в ИК-1 при приеме осужденных применяются избиения вновь прибывших другими осужденными в карантине (стр. № 2). Избивают всех очень жестоко, заматывают скотчем рот, в рукава вставляют ручку от швабры, стягивают брюки и угрожают запихать палку в анальное отверстие. Избивают, запугивают, заставляют работать по ночам.

Эти требования идут от имени начальника учреждения через осужденных активистов. Нормальные осужденные, отбывающие наказание в ФКУ ИК-1 УФСИН РФ по РК, очень ждут представителя правозащитной организации и уполномоченного по правам человека.

Считают что можно изменить ситуацию только на уровне РФ, так как местные региональные власти не вызывают доверия по вопросам избиений, производственный травм во время ночных бесплатных работ.

Мы неоднократно обращались к местному прокурору Ивлеву, результата нет».

Ещё свидетельства о пытках в ИК-1 респ. Карелия от человека, имя которого обещали не раскрывать. Он находился в ИК-1 до недавнего времени, о происходящем там рассказал родственникам

«Там в карантине, короче, есть такие Власов Артем, Ершов Андрей. Вот, они в карантине, короче, по установкам кого убивать, кого травмировать. Там есть два опера. Один, короче, Копейкин Денис Сергеевич, а другой Малевич Денис Александрович.

И Заболоцкий, не знаю, короче, как его зовут, зам. по БОРу. Он сам с Онды (ИК-4) приехал. Он даёт распоряжение, как кого бить, кого как наказывать, за кем что контролировать.

Если этих оперов, короче, оттуда убрать или как-то на них подействовать, конечно, всё там это прекратится».

Я успела позвонить нескольким бывшим заключенным из этой колонии, которые сейчас на свободе. Есть аудиозаписи разговоров, и все данные этих людей

Вот один бывший заключенный ИК-1. Интересно, что он использует даже не слово «бьют», а слово «убивают». Вот что рассказывает про пытки холодом

«А в первой колонии (ИК-1) есть четвертая камера, вы в четвертую камеру в любой день зайдите, они даже ничего не сделают. У них там, видимо, полы вентиляционные, подпол чтоб поддувал. Я не знаю, почему, но там ледяные полы, там ледяная камера.

Если на улице −5 или чуть-чуть меньше — все, батареи ледяные, конкретно, все по датчику, по температуре — это ужас какая температура в четвертой камере в первой колонии. То же самое, это вообще. А в десятой камере в первой колонии уже чуть-чуть потеплее.

Возле батареи тебе сидеть не дают, прижиматься к батарее не дают, даже около садиться не дают, ничего не дают, сиди вон там возле этой лавки, там в холоде конкретном».

Вот — другой бывший заключенный ИК-1. Часть разговора — вот она, очень по-человечески рассказанная история, достойная пера Солженицына

«Там лишнего не скажешь, я вот перед самым своим освобождением точно так же чуть не попал, отговорился.

Мне питерский один наш, но он меня не слил, там все нормально и местный карел, попросил: «Ты в интернете там пишешь?» Я-то как раз за интернет-то и сидел.

«Давай, когда отсюда освободишься, мы тебе составим список перед освобождением, расскажешь там, что тут происходит противозаконного, отправь потом в прокуратуру или еще куда-нибудь журналистам, а инфы у него было очень много». Ну, я и ответил: «Да, можно».

Проходит месяца два, и этот осужденный карел, который мне это предложил, меня же берет и сливает активу. Мне там отбили уши за это, короче ничего страшного, уши синие и всё.

[attention type=green]

Без согласия оперативников вас серьёзно никто не тронет, но заставили написать заявление, что я признаю, что я хотел это сделать.

[/attention]

Хотя я ничего противозаконного не собирался, я написал заявление, о том, что я собирался рассказать о противозаконных действиях происходивших там.

И вот меня вызвал оперативный сотрудник, Копейкин, поговорили мы с ним, ну он адекватный оказался. Он сказал, что я ни в ШИЗО вас закрывать не буду, ничего с вами делать не буду, смысла ломать вас нет.

И понятно что вы сейчас расскажете, что не будете писать, а можете написать потом — нам насрать по сути, тут все как было, так и останется. В интернете про нас пишут, и фамилии даже назвал, кто пишет.

Оперативник говорил — мол ради кого ты это все писать будешь, они тебе жалуются как здесь хреново, а потом сами же тебя сливают, ты пострадать бы мог, ради кого? Они сидят уже в этом много лет, привыкли к этому. Причём заметьте, зеки вас рвать будут, а не я, ради кого вы тут хотели что-то сделать.

Потом он мне рассказал про беспредел на черных зонах в отличие от их зон. Рассказал про видео в интернете, где на какой-то зоне кипятильник в жопу вставляют и включают его, вот это говорит, действительно беспредел. Сказал, что я не глупый, хоть и кошу под дурачка, посоветовал подумать.

Ну как-то мы поговорили так и он меня оставил в покое.

В принципе самый адекватный опер попался, потому что если бы кто-то другой, не знаю что со мной было бы, но разорвали бы мне жопу палками точно там. Копейкин адекватный, благодарен даже ему, этому оперативнику: он объяснил, и я так подумал — действительно, нафиг мне это писать. Чуть не пострадал из-за этих козлов».

А вот из той же колонии ИК-1 — заявление, датированное 12.01.2015 года, пришло в фонд «За права человека» от Малыгина Сергея Васильевича

«02.08.2013 г. начали не только пытать растяжками и т.п., как это производилось до этого дня, но и бить Пытались порвать рот, затем скинули со стола на пол и продолжили побои. Затем подвесили и стали бить током.

В результате всего этого у меня были:

на правой стороне тела: перелом ребер, гематома височной части головы, кровоподтеки кисти руки, синяки на ягодицах и ногах, в области паха, кровавая рана ноги;

-на левой стороне тела: кровоподтеки кисти руки, повреждение пальца руки, резаные раны кисти руки, повреждение коленного сустава ноги, огромный «черный» синяк в области почки, синяки бедра ноги.

Нормально дышать из-за сломанных ребер я не мог около трех месяцев.

В медицинской помощи мне было отказано.

В регистрации побоев мне было отказано».

А вот письмо заключенного, который писал ещё жалобы в апреле 2012 года

«За отказ надевать повязку и делать доклад, на меня не налагалось взысканий, но, дважды в день меня тянули, растягивая в стороны ноги, умышленно причиняли сильные физические страдания, чтобы сломить мою волю и принудить меня к надеванию повязки и докладу.

Во время этих экзекуций, осужденный, исполняющий обязанности дневального по ШИЗО ПКТ, выливал мне в камеру раствор хлорки, после чего нахождение в камере было невыносимо, кашель и рвота не прекращались «до следующей проверки», потом все начиналось сначала.

Так как во время «растяжек» сотрудникам ИК-1 казалось, что боль причиняется мне недостаточно сильная, меня, заткнув мне рот, избивали, нанося удары по различным частям тела, но, при ежедневном медицинском осмотре, медики отказывались замечать появляющиеся каждый день у меня на теле гематомы и ссадины.

По поводу творившегося в ШИЗО ПКТ беспредела со стороны сотрудников ИК-1, я писал заявление в Сегежский суд, отправив его в закрытом письме, но, сотрудник администрации Зиновьев, при мне вскрыл мое письмо в суд, и, «похвалив» меня за грамотность, сказал, что отправлять мое заявление он не будет, так как «это Карелия».

.

[attention type=yellow]

При посещении помещения ШИЗО ПКТ прокурором, осуществляющим надзор за соблюдением законов в ИК-1 Тихомировым М.

[/attention]

, я заявил ему, что моя жалоба в суд не отправлена, что меня ежедневно избивают, на что Тихомиров ответил: «Что по факту того, что не отправляются мои жалобы в суд, я ничего доказать не смогу», а для обсуждения вопроса о зафиксированных телесных повреждениях, прокурор пригласил заместителя начальника ИК-1 по БиОР Бондаренко А. М., который пояснил прокурору, что я сам нападаю на сотрудников администрации, о чем у него есть рапорта, и им приходится применять физическую силу в целях самообороны.

После этого прокурор Тихомиров предложил мне, либо я забываю об избиении меня сотрудниками ИК-1, либо он возбуждает расследование по факту моего нападения на сотрудников ИК-1 и доводит дело до суда.

.

Мне удалось попасть на прием к прокурору Тихомирову М., который сказал мне, что я не сумею ничего доказать о том, что уполномоченные администрацией ИК-1 на притеснение основной массы осужденных «активисты», избивают и унижают «мужиков», и предложил мне не воевать с системой, а самому стать «активистом», на что я его послал…

Не в силах терпеть оскорбления и унижения со стороны «актива», я умышленно, в присутствии представителя администрации ИК-1, нарушил режимные требования, за что был водворен в ШИЗО, где вновь ежедневно подвергался «растяжкам» и заливанию камеры хлоркой. Не в состоянии выдержать этого, я перерезал себе вены на руках, но, после того, как врач зашил меня, все продолжилось.

.

По возвращению в ИК-1, содержась в ШИЗО и подвергаясь все тем же физическим издевательствам в виде «растяжек» и хлорки, я, в ноябре 2010 г. был допрошен прокурором Тихомировым М, которому подтвердил все свои доводы и указал на лиц из числа осужденных, которые могут мои доводы подтвердить.

Тихомиров сказал, что он пойдет в зону и спросит указанных мною лиц, во время его отсутствия сотрудники ИК-1, два инспектора и сотрудник ОБ Мельников, выведи меня на прогулочный дворик ШИЗО ПКТ, где, повалив на пол и заломив руки избивали меня ногами, требуя сказать прокурору, что я отказываюсь от своего заявления. Не в силах вынести издевательства, я согласился забрать заявление.

После чего меня вновь вызвал прокурор Тихомиров и сказал, что он еще не успел опросить указанных мною лиц, но зашел ко мне уточнить, не желаю ли я забрать заявление. Я написал письменный отказ от своего заявления».

Раньше мы публиковали опрос Али Исламова — он тоже был в ИК-1, и тоже подтверждает ад. Его показания — ещё от 2010 года. И это ещё малая часть информации по пыткам, которая у нас есть…

Источник: https://echo.msk.ru/blog/alasta/1893426-echo/

Все о ваших правах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: